Манифест Николая Павловича

Только 9 февраля следующего года появился манифест Николая Павловича. Он начинался обычным заявлением искреннего желания русского императора „прекратить кровопролитие". Но „коварные наущения Англии и Франции помешали этому благому желанию осуществиться. „Итак, против России, сражающейся за православие, рядом с врагом христианства становятся Англия и Франция". В этом наборе громких фраз, мало согласных с истиною, характерно было, однако же, одно обстоятельство: ни словом не было упомянуто о революционных грехах противников России,—наоборот, Николай приглашал своих подданных „подвизаться за угнетенных братьев11. Вместе с тем манифест был написан языком сравнительно простым и, насколько это умела николаевская канцелярия, удобопонятным для массы. Очевидно, совет, с которым скоро после того выступил Погодин: „непременно действовать на народ“, и тут был несколько запоздалым. Наверху уже поняли, что в надвигающемся бою без народа не обойдешься.

Первые выстрелы раздались еще позже—только в апреле, когда Балтийское море очистилось для навигации. Союзники не имели возможности двинуть в Россию значительные сухопутные силы, так как их приходилось перевозить туда морем. У Наполеона III был проект—идти по стопам своего дяди и перенести войну в Польшу. Но для этого нужно было добиться пропуска французских войск через Германию,—а на это не были согласны не только Пруссия, но даже и Австрия, а, в конце- концов, далее и Англия, в расчеты которой отнюдь не входило, чтобы война кончилась восстановлением первой империи. Этою невозможностью достать Россию на суше с самого начала определился весь план союзников. Раз дело сводилось к десанту, нужно было устроить так, чтобы этот десант, который по тогдашним условиям морского транспорта не мог быть особенно велик, появился на месте высадки по возможности внезапно и не встретил при своем появлении значительных русских сил. которые могли бы сбросить его в море.

Comments are closed