Между Персией и Францией

10 мая того же 1807 года между Персией и Францией был заключен договор, согласно которому Наполеон обязался содействовать возвращению Персии не только отобранных при Цицианове

ханств, но и Грузии. На Араксе Россия имела теперь того же противника, что и на берегах Вислы.

Одновременно—в том же январе 1807 года—начади военные действия и турки. Это было тем более досадное усложнение, что из соседних турецких пашалыков, главным образом карсского, продовольствовалась ранее русская армия, действовавшая против персов. Собственно в военном отношении турки в Малой Азии нестрашны были в это время, как и позже: их главные и лучшие силы всегда оставались на европейском театре войны, где русские могли угрожать непосредственно Константинополю. Инициатива военных действий в Закавказье оставалась обыкновенно в руках туземных ополчений, формируемых и руководимых местными пашами,—полу-губернаторами, полу-вассалами, как и ханы пограничных с нами персидских областей. Но среди туземного населения здесь были довольна энергичные и воинственные племена, в роде л азов в ахалцыхском пашалыке. В крепостной лее войне турецкие войска и здесь обнаруживали такую же опытность и стойкость, как на Дунае. Попытка Гудовича взять крепость Ахалкалаки потерпела полную неудачу. Пришлось перейти к обороне: и хотя переход турок в наступление кончился, как обыкновенно кончались подобные попытки, победой русских войск,—внимание последних было развлечено новым противником настолько, что о продолжении блестящих успехов Цицианова на войне против главного врага, персов, не могло уже быть и речи. Тормасов, так же безуспешно штурмовал укрепленную наполеоновскими инженерами Эривань, как его предшественник— Дхалкалаки. Тильзитский мир, превративший русского и французского императоров в союзников, не только не помог делу, но, пожалуй, даже ухудшил его. Для Наполеона, в его политике отвлечения северного союзника восточными делами, Персия представляла не меньшую ценность, чем Турция. Мы видели в своем месте, как ловко использовал он свою роль посредника между этой последней и Россией—упорно торгуясь с Александром I из-за Дунайских княжеств, давным-давно фактически перешедших в русские руки, Здесь, в Закавказье, его уполномоченный, генерал Гарданн, вел точь-в-точь такую же игру,—под предлогом посредничества всячески хлопоча о возвращении шаху областей, занятых в свое время войсками кн. Цицианова.

Comments are closed