Минимальное значение

В начале XIX века берега Ботнического залива имели для Швеции минимальное значение: развивавшаяся с каждым годом контрабандная торговля с Англией через Готенбург (см. выше) перемещала центр ее внимания в другую сторону—ей теперь нужны были берега океана. Но они принадлежали тогда союзнице Наполеона, Дании: датский король был в то же время и государем Норвегии. А отношение к континентальной блокаде в Стокгольме и Петербурге скоро стало тождественным: она одинаково не давала жить как России, так и Швеции. Присутствие француза на шведском престоле ничего не могло изменить в этой естественным путем складывавшейся комбинации: Швеция вместе с Россией против Дании, а стало быть, и Франции. Бернадоту оставалось на выбор или потерять всякую популярность на своей новой родине, или сделаться проводником шведской политики в борьбе с политикой Наполеона. Если прибавить, что этот родственник французского императора не питал никакой личной привязанности к последнему, считая возвышение Бонапарта, такого же солдата революции, как и он сам, чуть ли не личною для себя обидой—то политически неожиданная роль Бернадота станет для нас психологически совершенно понятна. В начале 1812 года в Петербург приехал его генерал-адъютант, Левенгельм, с письмом к Александру Павловичу, где наследник шведского престола развертывал перед русским императором необычайно смелую, широкую и заманчивую картину новой коалиции против Наполеона. Прежде всего Бернадот брался примирить Россию с Англией: это было легче всего в данный момент. Англия, Швеция и Россия образовывали северный полукруг нового антифранцузского союза, Пруссия не могла остаться нейтральной,— и переговоры, которые она как раз в это время пыталась завязать с Александром, ясно показывали, в какую сторону склоняются ее симпатии. Данию, охваченную кольцом коалиции, легко было силой принудить войти в нее. Северо-восточная Европа оказывалась таким путем объединенной против Франции. Оставалось нейтрализовать Австрию, которой Бернадот, в виду ее родственных отношений (незадолго перед тем Наполеон женился на австрийской эрцгерцогине), доверял меньше, чем Пруссии.

Comments are closed