Начальник русской эскадры

Как бы то ни было, начальник русской эскадры, крейсировавшей у берегов Малой Азии, адмирал Нахимов, решил предупредить турок и, войдя «коло полудня 18 ноября на синопский рейд с шестью линейными кораблями, после боя, длившегося несколько часов, сжег все турецкие суда: спасся только один пароход. Исход боя в сущности был предрешен заранее: на русской эскадре было 716 орудий, которым турки могли противопоставить только 476 —почти вдвое менее.

Тем не менее, восторг самого Николая и всей сочувствовавшей ему части русского общества был безграничный. Наконец, это была настоящая победа, напоминавшая дни Наваринской битвы и похода за Балканы. Подвиги Нахимова воспевал целый ряд поэтов, от старого князя Вяземского до юных студентов московского университета. „Нахимов молодец, истинный герой русский", писал С. Т. Аксаков Погодину. „Я думаю и рожа у него настоящая липовая лопата". Наивные люди были уверены, что синопская победа „посбавит спеси у Джон Буля“ — и что теперь России все европейские флоты нипочем.

На „Джона Буля" синопская победа, действительно, произвела впечатление, но не совсем то, какого ожидали простодушные русские патриоты. Разгром турецкого флота в турецкой гавани после того, как Англия формально поручилась за неприкосновенность турецких портов, разгром почти на глазах английских военных кораблей, стоявших в Босфоре — это была пощечина, которой английское общество не могло перенести. Вопрос о разрыве с Россией сделался вопросом жизни и смерти для торийского министерства. „Меня обвиняют в трусости, в том, что я изменил Англии ради России", говорил русскому послу лорд Эбердин: „я не смею показаться на улице, больше я не могу бороться". Принца Альберта, мужа королевы Виктории, которого считали сторонником мира с Россией, при открытии парламента толпа встретила свистками. В то же время Пальмерстон, глава враждебных России вигов, был самым популярным человеком в стране. Он нарочно вышел в это время из кабинета1), где он занимал мало-влиятельный пост министра внутренних дел,—чтобы показать, что без него не обойдутся. И действительно, несколько дней спустя, королева была вынуждена вновь просить его вступить в министерство.

Comments are closed