Начальники авангардов

Военные действия выражались в эти две недели только в набегах партизанов—регулярные же войска обеих сторон мирно созерцали друг друга, а начальники авангардов, Мюрат и Милорадович, ездили друг к другу в гости. Тем временем Наполеон должен был окончательно убедиться, что его надежды на богатые московские запасы были совершенно неосновательны. Французам горьким опытом доставалось знакомство с тем полу-натуральным хозяйством, каким жила средняя полоса России в начале XIX века. В первый раз за все свои походы в Европе они наткнулись на город, населенный исключительно потребителями—где производительные классы населения составляли ничтожное меньшинство. Пока в городе были Эти потребители—помещики с их челядью—припасы туда стекались в изобилии. Стоило потребителям выехать—и город обращался в настоящую пустыню, где труднее было что-нибудь найти, чем в деревне. Только к концу своего пятинедельного пребывания в Москве французы начали осваиваться несколько С этим положением вещей, давно забытым западной Европой. Появились прокламации, приглашавшие окрестное крестьянство свозить свои продукты на базар, при чем гарантировалась неприкосновенность как самим продуктам, так и их хозяевам. Но эта попытка „Большой армии" выступить самой в роли потребителя, заменив собою выехавшее из Москвы дворянство, кончилась полной неудачей. Ближайшие окрестности города были уже опустошены дочиста—а в более дальних терроризированные и озлобленные крестьяне уже начинали партизанскую войну. Необходимость выйти из-под Москвы и передвинуться на зимние квартиры ближе к западной границе, ясная с первого дня, становилась все настоятельнее. Но представлялся вопрос: как добраться до ближайшего этапа на этой дороге, Смоленска, отделенного от Москвы двадцатью переходами, на протяжении которых Наполеон не позаботился устроить ни одного магазина—так тверды были его надежды на московские запасы. Во французском штабе знали о существовании старой дороги из Москвы в Смоленск—на Боровск, Малоярославец и Медынь, и французские топографы получили приказ ее исследовать. Выйдя на эту дорогу, французы вступали в совершенно нетронутый войной край, где можно было надеяться прокормиться местными средствами; в то же время они охватывали левое крыло армии Кутузова, стоявшей под Тарутином и, в случае удачи, отбрасывали ее на юго-восток, врезываясь клином между главной армией, с одной стороны, резервной армией Тормасова и дунайской—Чичагова, с другой.

Comments are closed