Наибы и народ

„Наибы и народ, в особенности чеченцы, которых  даже жены нападали на солдат и обирали их, торжествовали,  видя неожиданные свои успехи, как будто бы русских более не осталось, кроме тех, которые убиты". Попытки Воронцова загладить даргинскую неудачу в ближайшие годы ни к чему не приводили: осада Гергебиля, предпринятая с очень большими Силами, закончилась неудачным, штурмом, стоившим русским весьма тяжелых потерь.

Это было в том самом 1847 году, когда предприятия Шамиля, по словам его историка, „начали быть безуспешны. Не в военном отношении, как видим: но этот год дагестанский историк отметил указанием на начинавшийся ропот народных масс— а совещание в Андии—рядом уступок этим массам и косвенным самоосуждением всего режима. Уже скоро после этого Барятинский мог спекулировать на чеченской оппозиции Шамилю, устраивая для недовольных шариатом особый суд по адату, под председательством русского офицера (см. выше). А сильные и влиятельные люди бежали теперь не от русских к имаму, а обратно: на эти годы падает переход к русским такого влиятельного вождя, как Хаджи-Мурад, одного из лучших наибов Шамиля, долгое время бывшего его правой рукой. Параллельно с этим и военные экспедиции русских начинают быть все успешнее: вторая осада Гергебиля (в 1848 г.) Аргутинским и Барятинским кончилась уже удачнее первой—укрепления аула были разрушены, и только удержать его за собой окончательно русским не удалось. Русские отряды теперь все чаще и чаще появляются на плоскости и проходят ее из конца в конец без особенно неприятных для себя последствий. Все большее и большее количество чеченцев перебегает от Шамиля к русским,—предпочитая спокойное рабство вечной тревоге жителей „немирной" Чечни. По-видимому, сам имам начинает понимать около этого времени, что здесь струна слишком натянута,—и, помимо мер к обузданию своей администрации, старается и военные действия против русских переносить в противоположную сторону от Чечни: в Кабарду (в 1846 г.), в юго-восточный Дагестан, к Ахтам (в 1848 г.), на юго-запад, к Закаталам (в 1852 г.) и, наконец, в Грузию (в Кахетию)—в 1854 г. Это была последняя крупная экспедиция Шамиля, кончившаяся для него удачно. Она была предпринята в связи с начавшеюся восточной войной (1853—1855 гг.) и представляет собою попытку горцев комбинировать свои действия с операциями турецкой армии (движение Омера-паши на Кутаис). Дальнейшее зависело от успехов этой последней.

Comments are closed