Наполеоновские маршалы

„Я должен был льстить его самолюбию", признавался он впоследствии Александру, „и уступать ему в разных случаях против собственного своего удостоверения". Тем временем французы быстро перебросили главную массу „Большой армии" на левый берег Днепра и через Красный попытались охватить левое крыло соединенных русских армий,—отрезывая их этим движением от южных губерний и от резервной армии Тормасова, а в случае дальнейшей удачи— захвата Смоленска—и от Москвы. Тут вторично в кампании 1812 года обнаружилось, что наполеоновские маршалы за глазами своего императора способны действовать не лучше русских генералов. Мюрат повторил ошибку Даву—дав отступить во время не большему сторожевом отряду, прикрывавшему наш левый фланг, и позволив, благодаря этому, русским сосредоточить наспех достаточные силы для защиты Смоленска.

Бои под Смоленском (4—5 августа)—первое крупное сражение в эту кампанию, которое Багратион и его сторонники очень желали превратить в генеральную битву—были отчаянной попыткой французов исправить ошибку Мюрата иод Красным. При всем численном перевесе армии Наполеона, местные условия были однако настолько выгодными для нас, что попытка эта не удалась. Старая смоленская крепость, построенная еще при Борисе Годунове, оказалась способной выполнять свою задачу и в начале XIX века: так мало прогрессировала военная техника с того времени. Смоленские стены в течение двух дней выдерживали огонь даже батарейной (тяжелой полевой) артиллерии: чтобы их разрушить, нужны были осадные орудия, которых при „Большой армии", не рассчитывавшей иметь дело с крепостями, не было 1). Несмотря на огромные потери, город был взят лишь тогда, когда русские пожелали его отдать—после того, как обе армии отошли за Смоленск и были, таким образом, в безопасности. Это был несомненный успех, и успехом этим: русская армия была обязана Барклаю-де Толли: он добился того, что и вторая из задач, стоявших перед Наполеоном в начале первого периода кампании, не была разрешена так, как было нужно для французов. В первый раз с начала войны Наполеон заговорил со своими маршалами о возможности—закончить кампанию 1812 года, не доходя до Москвы, и расположиться на зимние квартиры между Витебском и Смоленском. Несколько дней спустя, в разговоре с пленным русским генералом Тучковым, он пошел еще дальше, заявляя, что он ничего не желает более, как прекратить миром военные действия.

Comments are closed