Народный карман

В борьбе с генералом Соболевым консерваторам, быть-может, неожиданно даже для самих себя, пришлось стать действительно защитниками национальных интересов, отстаивающими народный карман от покушений на него со стороны заграничных хищников. Партия, непосредственно после переворота настолько непопулярная, что могла держаться только угрозой русских штыков, становится теперь мало-по-малу приемлемой даже для более умеренной части болгарских либералов, типа Цанкова; перед лицом надвигавшейся хищнической конкуренции все слои болгарской буржуазии начали сознавать общность своих интересов. Своей „энергией" русский премьер болгарского кабинета только подготовил тот блок консерваторов и либералов, о который разбилась, в конце-концов, его авантюра. Вытеснив Вулковича из министерства, он не нашел на его место ни одного болгарского министра, а так как на приглашение третьего русского в состав кабинета его коллеги решительно не соглашались, то Соболеву пришлось взять этот портфель самому. Фактическим начальником болгарских дорог стал кн. Хилков (будущий русский министр путей сообщения), нарочно для этой цели приглашенный Соболевым из России. Над министерством была, таким образом, одержана победа; но вопрос о постройке железнодорожной сети должен был пройти еще через народное собрание, а здесь русский генерал сам подготовил почву для своих противников, лучше которой они не могли и пожелать. Мы уже упоминали о „соболевском“ избирательном законе; уже его было бы достаточно, чтобы создать человеку, связавшему с ним свое имя, совершенно определенную репутацию среди болгарской интеллигенции. Но, твердо помня „удачные" результаты тактики генерала Эрнрота, его преемник и продолжатель на этом не остановился. Гражданам снова помогли найти достойных кандидатов в члены собрания, при чем выдающуюся роль в этой операции сыграли „драгуны?, так назывались в Болгарии наши жандармы. Тут на долю консерваторов досталась совсем выигрышная роль. Хотя они сами, конечно, нисколько не постеснялись бы пустить в ход совершенно подобные же средства избирательной агитации, но раз эти средства применяли не они, а русские генералы, позиция консерваторов была совершенно ясна. Начевич, Греков и Стоилов потребовали упразднения „драгунского" корпуса и разыграли по этому случаю даже комедию министерского кризиса.

Comments are closed