Наследный принц

Наследный принц шведский надеялся этого достигнуть при помощи диверсии с юга, использовав для России тот естественный союз турок и шведов, который сложился на почве их общей борьбы против России. При посредничестве Швеции, Александр заключал мир с Портой,—силы которой направлялись на австрийскую границу. Для себя лично бывший французский маршал выбирал самую активную и самую решительную роль-: с армией, составленной из шведов, русских и англичан он обрушивался на ближайшего Союзника Наполеона, датского короля, овладевал Копенгагеном, принуждал датское правительство отдать свою армию в распоряжение коалиции,—и со всеми находившимися теперь в его распоряжении силами, включая и северных немцев, наносил смертельный удар в тыл „Большой", удерживаемой тем временем русскими войсками между Вислой и Неманом. За все эти услуги Бернадот требовал лишь одного вознаграждения—но оно было непременным условием союза: присоединения Норвегии к Швеции.

Александр едва ли был ослеплен этим продуктом гасконской фантазии Бернадота. Но для него не могло не быть ясно одно, что согласившись на ограбление датского короля, он получал возможность увести с берегов Балтийского моря все свои войска

до последнего солдата. Если бы одновременно удалось заключить мир с турками—при посредстве Швеции или без нее: все равно,—линия обороны сокращалась до минимальных размеров, и все боевые силы могли быть сосредоточены против Наполеона. Пренебрегать шведским союзом, очевидно, ни коим образом не следовало. Некоторые угрызения совести, вызывавшиеся предполагаемой операцией над датским королем—с которым у России были наилучшие отношения—были легко успокоены: его можно вознаградить, решал Александр,—хотя бы отдав ему тот самый Ольденбург, из-за которого было столько разговоров с французами. Норвегия была обещана Бернадоту, и 24 марта (5 апреля) 1812 года был подписан союзный договор между Россией и Швецией. А три дня спустя Александр отправил ноту французскому правительству,—где впервые он решительно и открыто переходил в наступление, требуя удаления французских войск за линию Эльбы. Новый союз таким образом сразу же свел русскую политику с той мертвой точки, на которую она стала в момент неудачи польского плана.

Мира с Турцией Александр добился собственными усилиями. Посредничеством Швеции он воспользовался только для того, чтобы оформить свои отношения к Англии— больше, чем оформления, они не требовали—всякий государь, воюющий с Наполеоном, по существу уже был союзником британского правительства. 6 (18) июля в Оребро, в Швеции, был подписан договор, главное содержание которого сводилось к обязательству Англии уплачивать России военную субсидию.

Comments are closed