Немецкие названия

Перспектива, что и на константинопольском рынке останутся только немецкие названия, не может улыбаться германскому капитализму. Русских не нужно пускать, по крайней, мере, в Турцию, раз уж ничего не поделаешь с ними в Персии. И конфликт налицо,—конфликт не между Англией, с одной стороны, Германией и Россией—с другой, а именно между Германией и Россией.

Но, возразит читатель, неужели сбыт немецких товаров в Турцию, по абсолютным цифрам, как мы сейчас видели, все же ничтожный, так важен, что может определить собою политику Германской империи? Конечно, нет, но, ведь, и перед Севастополем судьба английского капитализма вовсе не зависела от того, будут русские вытеснены из М. Азии, или нет. Англия боролась с русским расширением вообще, а не с тою или другою отдельной его деталью. Поперек дороги Англии стоял русский империализм, а воплощением его был русский протекционизм, таможенная стена, отгораживающая Россию от капиталистического мира. С востока казалось только всего удобнее проделать брешь в этой стене. Стена стоит и теперь, но Англии до нее мало дела, зато очень много Германии. Никто больше ее не терпит от русского протекционизма. Пассивный вообще, торговый баланс Германии в сторону России в особенности отличается этим свойством. Покупая у русских почти на полтора миллиарда марок ежегодно, немцы продают им всего на 1     миллиард по самым оптимистическим данным, а пессимисты говорят даже о полумиллиарде. Добрых три четверти миллиарда марок честный Михель приплачивает России ежегодно из своего кармана, и те миллиарды золота, которыми так любят похвастать русские министры финансов,—миллиарды, предназначенные служить резервом на случай борьбы именно с Германией, накоплены на немецкий счет,—это ли не обида? А между тем, таможенная стена все ширится, и как-раз в самом невыгодном для германского капитализма направлении. Единственная часть Российской империи, с которой до сих пор Германия торговала не без выгоды, т.-е. где ее баланс был не пассивный, но активный,—это Финляндия (в 1910 г. туда ввезено было немецких товаров на 74 милл. марок, а вывезено оттуда в Германию только на 26 милл. мар.). И вот Финляндию явно готовятся включить в русскую таможенную черту J). Затем придет очередь Армении, потом, может-быть, еще какой-нибудь страны. А в 1917 г. кончается срок русско-германского торгового договора, и стена может еще подняться или, напротив, опуститься.

Comments are closed