Немногочисленная регулярная армия

Такое войско едва ли могло быть грозным противником для первой армии в Европе—и на деле „милиция" осталась декоративным войском, почти не покидавшим русских пределов и не видавшим неприятеля. Действительную войну вела все- таки лишь немногочисленная регулярная армия. Как и в войну 1805 года, она крайне скудно была снабжена всем необходимым: запасов не было, подвоз был организован плохо, войско жило исключительно насчет местного населения, скоро довела до голода его и голодало само. Голодные солдаты дезертировали массами, шайки мародеров грабили все и вся, три раза пытались ограбить русскую главную квартиру—однажды ворвавшись даже в кабинет главнокомандующего Беннигсена. В ответ на донесение об этом, Александр не сумел найти ничега лучшего, как предписать дежурному генералу расстреливать дезертиров на месте, „без малейшего сострадания" (собственноручное письмо к графу Толстому от 3 января 1807 г.) Об устранении причин дезорганизации речи не было в. этом случае—как и во многих других, аналогичных. Остается прибавить, что управлялась дезорганизованная армия не лучше, чем ее предшественница. Кутузова,—сыгравшего роль козла отпущения за Аустерлицскую неудачу—не сумели заменить кем-нибудь хотя бы приблизительно равноценным. Сначала выбор Александра пал на полу-сумасшедшего Каменского, который был как-будто нарочно создан, чтобы довести до апогея хаос, и без того царивший в армии. Благодаря распоряжениям Каменского все до такой степени перепуталось, что в течение нескольких дней никто из отдельных начальников не имел представления, где армия, и что с ней и даже существует ли она вообще. Полки шли чуть не по солнцу и скоплялись в тех или других местах в зависимости от совершенно случайных причин. В конце-концов, главнокомандующий официально закрепил всю эту путаницу, объявив в приказе, что „как ему в

Пруссии дороги неизвестны, то самим генералам и бригадным командирам наведываться о кратчайшем тракте к нашей границе". Неожиданным благим последствием было то, что и неприятель в этой неурядице утратил ясное представление о нашей армии,—результатом чего был ряд ошибок Наполеона и первая полу-победа русских в эту войну—Беннигсена под Пултуском.

Comments are closed