Непродолжительная заминка

Никакого кризиса—за исключением непродолжительной заминки, вызванной непосредственно войной и революцией, — она не знала: все представления о русском промышленном кризисе дореволюционного времени созданы наблюдениями над „тяжелой индустрией", которая для России, кстати сказать, вовсе не является типичной. Но сходство с эпохой Николая I не ограничивается „материалом империализма", если можно так выразиться: оно идет гораздо дальше. Тогда, как и теперь, Россия была на другой день неудавшейся попытки изменить ее политический строй. Другими словами, попытки освободить ее производительные силы (тогда это выразилось бы в уничтожении крепостного права, входившем в программу декабристов), сжатые тисками устаревшего государственного механизма. Но задержка в развитии производительных сил,—и тогда, и теперь.—равносильна задержке в расширении внутреннего рынка: это особенно хорошо чувствует именно текстильная промышленность, главным покупателем для которой являются народные массы. Производство растет быстрее, чем внутренний рынок; значит, необходим рынок внешний. Национализм Столыпина логически вытекает из его победы над революцией. А победа этой последней надолго бы задержала развитие империализма: реакция не только обусловливается успехами последнего, но и сама его обусловливает.

Наибольшее внимание публики привлекал к себе до последних дней дальне-восточный театр русского империализма.

О    Монголии так много шумели, что мудрено о ней не слыхать.

Но шумом всегда стараются помочь деду тогда, когда оно само не идет. В Маньчжурии и в Монголии очень богатые перспективы, но в наличности, кажется, ничего еще пока нет: русская торговля с Китаем, в общем и целом, попрежнему остается пассивной, попрежнему мы гораздо больше покупаем у Китая, чем продаем ему. Совсем иначе стоит дело на Ближнем Востоке, старинной арене русского империализма. Здесь шуму меньше, но достигнутые здесь результаты, по крайней мере, в одном пункте, нельзя не назвать огромными. Если бы Уркуорт встал из гроба, то ужаснулся бы, увидя, что стало с Персией, где уже в его время житья не было англичанам от русских. Сейчас персидский рынок всецело в русских руках; по оборотам с Персией Россия занимает первое, притом далеко первое место среди европейских государств. Вот каковы были эти обороты в 1906—7 отчетном году.

Comments are closed