Несколько цифр и фактов

В данный момент, впрочем, никаких подобных предприятий в Корее не было. Фактически, японцы были в стране монополистами. Несколько цифр и фактов покажут, как использовали они свою монополию. В 1897 году в Корее считалось 13.600 японских поселенцев; в 1902 году их было уже 18.000, а в 1904 г.—25.000. Девяносто процентов кораблей, посещавших корейские гавани, носили японский флаг. „Образовались общества для эксплуатации рыбных ловлей на берегах Кореи; японцы получили концессию на разработку большей части рудников (меньшая часть, нужно добавить, разрабатывалась англичанами и немцами, но ни один русскими); железная дорога от Чемульпо до Сеула, которую начали строить американцы, была в 1899 году выкуплена японским синдикатом; на железную дорогу от Сеула до Фузана, которая должна была связать столицу Кореи с южными портами, концессию получили также подданные микадо; главные японские банки открыли свои отделения в Корее. Один из них стал выпускать билеты, которые могли оплачиваться в японской монете; корейское правительство долго этому противилось, но должно было уступить настояниям и угрозам Японии. Правительство этой последней с величайшей энергией поддерживало начинания своих подданных: оно назначило консулов во все вновь (после 1896 года) открытые для торговли гавани, создало почтовые конторы, взяло на себя эксплуатацию телеграфных линий, субсидировало пароходные и железнодорожные компании, получило концессию на постройку маяков вдоль корейского побережья и т. д. В своих действиях оно опиралось на войска, которые, в силу соглашения с Россией, оно могло держать в Корее для охраны консульств и телеграфных линий.

В то время, как экономическое завоевание Японией ее доли „добычи “ шло так ходко, русские перспективы на своем участке продолжали оставаться, несмотря на совершившиеся и готовившиеся совершиться „мировые события", самыми тощими. Русская торговля с Китаем еще в 1897 году носила ужасающе пассивный характер; китайских товаров в Россию ввозилось несравненно больше, нежели русских в Китай: на 6,4 миллионов рублей русского вывоза приходилось 39,2 мил. рублей китайского ввоза. Пассивный характер, хотя и не в столь ужасающей пропорции, оставался даже, если мы исключим чай, составлявший около 32,1 мил. рублей, из общей стоимости всех китайских продуктов, шедших в Россию: и тогда останется разница в пользу Китая приблизительно в 700 тыс. рублей.

Comments are closed