Официальное звание на Кавказе

Результатом было подновление ненависти к русским у противника, серьезно вовсе не ослабленного истреблением двух-трех деревень, новые успехи мюридизма, который на живом примере мог доказать, что с таким врагом, как русские, мир невозможен,—да несколько георгиевских крестов тем из участников похода, у кого была получше протекция: „приехавший за отличиями" офицер—обыкновенно гвардейский—это было почти официальное звание на Кавказе с 30-х но 50-е годы, во всяком случае, это был общераспространенный бытовой термин, сразу определявший в глазах кавказца лицо, о котором шла речь. Менее заметным (в реляциях) результатом была сотня- другая убитых и искалеченных солдат—но то были неизбежные „издержки производства" георгиевских крестов и золотых сабель за храбрость. Нужно прибавить, что реляции, стыдясь хвастаться только сожженными аулами и желая показать дело в глазах начальства более „ прибыльным обыкновенно немилосердно привирали (кто же и как стал бы проверять, что там именно происходило в горах?), живописуя такие военные эффекты каких никто из участников похода и не думал видеть, но было обычаем—и его не стыдились даже крупные люди, как Барятинский, не говоря уже о других, для которых карьера составляла всю цель жизни .

Из такого бесплодного хождения но горам ничего, конечно, в военном смысле, не могло выйти: пока господствовала николаевская тактика с ее сомкнутым фронтом и культом штыка, горцы на поле битвы всегда имели перевес над нами как представители более прогрессивного способа борьбы Не случайно поэтому победа над Шамилем хронологически совпала с перевооружением русской армии нарезным оружием.— что именно на Кавказе велось, начиная с 1857 года, с особенной настойчивостью и энергией. Ко времени взятия Гуниба у Барятинского было уже 12 баталионов. сплошь вооруженных винтовками, не считая отдельных стрелковых рот к полках, сохранивших прежнее вооружение.

Comments are closed