Переход испанских колоний

И как раз после того, как переход всех испанских колоний в руки Англии окончательно закрепил ее

перевес в этой области, Наполеон был вынужден узаконить колониальную контрабанду. Так называемый „трианонский“ тариф, утвержденный Наполеоном 5 августа 1810 г., разрешал ввоз колониальных товаров—хотя бы и прошедших через английские руки, с уплатой высокой таможенной пошлины. Тариф дополнялся системой „разрешений", позволяющих фактически и прямую торговлю с Англией колониальными продуктами—под условием вывоза произведений французской промышленности на равную сумму. Licences давали повод к массе всевозможных злоупотреблений: посредством них в сущности, было можно просто откупиться от „континентальной системы". Совершенно правильно их рассматривают. поэтому, как один из симптомов разложения наполеоновского господства вообще. Но на первых порах французское правительство ревниво оберегало свою монополию выдавать „разрешения". Всякий товар английского происхождения, кроме колониального, оплаченного высокой пошлиной, подлежал истреблению немедленно по обнаружении. Это было еще раз подтверждено Трианонским тарифом, и к этому неустанно приглашались все союзники императора Наполеона.

Трианонский тариф провел резкую демаркационную черту между двумя половинами континентальной Европы. Он был выгоден для стран, уже обладавших большими зачатками крупной промышленности: Саксония, западная Германия, Бельгия, северная Италия были теперь теснее привязаны к Франции, чем когда бы то ни было ранее. Но он был смертельным ударом для стран, живших вывозом сырья, покупавших, а не продававших фабрикаты: Швеция, вывозившая в Англию лес и продукты своих рудников, северо-восточная Германия, Польша и Россия, где крупное землевладение одинаково было заинтересовано в хлебном экспорте,—все они остались по ту сторону этой демаркационной черты. Можно сказать, что Триа нонский тариф наметил основную группировку будущей коалиции» Вопреки всем политическим предвидениям, Пруссия, Швеция и Россия должны были стать ее непременными членами—Пруссия, несмотря на то, что ее король, окончательно терроризированный разгромом Австрии, в это время не уступал в сервилизме ни одному из немецких государей и всего ждал от союза с Наполеоном, Швеция, несмотря на то, что французский маршал только что сделался в ней наследным принцем и фактическим государем, в виду дряхлости номинального короля.

Comments are closed