Первая минута паники

Но когда первая минута паники прошла, положение оказалось далеко не таким безнадежным, как можно было думать. Мы уже упомянули, что по своему личному составу черноморский флот был лучшей боевой силой тогдашней России. Теперь, когда он был заперт в гавани, восемнадцать тысяч матросов, не нужных больше на борту, увеличили собою гарнизон крепости, доведя его до размеров небольшой армии,—качественно гораздо лучшей, чем та, которая дралась на берегах Альмы. А снятая с кораблей артиллерия на несколько сот орудий усилила сухопутную оборону крепости. В лице Корнилова, выдвинувшегося еще под Силистрией Тотлебена, недавнего победителя при Синопе Нахимова— Севастополь имел целый ряд способных и энергичных людей, сумевших использовать положение гораздо лучше Меншикова. Союзники дали им к тому же достаточно времени на это. Ближайшей к месту их высадки была северная сторона Севастополя, укрепленная весьма плохо—но все же не совсем обнаженная. Союзный штаб был прекрасно ориентирован относительно состояния сухопутной обороны города  и—в общем правильно—считал южную сторону гораздо доступнее. Начать атаку с юга со стороны Балаклавы было удобнее еще и потому, что здесь союзники могли комбинировать действия армии и флота, пользуясь рядом бухт и балаклавской гаванью, (которую англичане впоследствии связали с лагерем железной дорогой),—тогда как на северной стороне флот не имел никакого пристанища, и армия не могла на него опереться. Одновременно с „фланговым движением“ Меншикова, союзники тоже выполнили обходное движение, обойдя Севастополь кругом с севера на юг. Двигались они очень медленно, отчасти по недостатку перевозочных средств, отчасти связанные массой больных: холера под влиянием лишений, связанных с высадкой, снова развилась (от нее умер, между прочим, командир французского экспедиционного корпуса маршал Сент-Арно). Выйдя, наконец, к 15 сентября на южную сторону, они увидали перед собою ряд новых укреплений, отчасти оконченных, отчасти еще строившихся: внезапный захват крепости, очевидно, не удавался. Приходилось подготовлять штурм артиллерийской атакой. В ночь с 27 на 28 французы заложили первую параллель, но лишь к 4 октября у них было готово пять батарей с 53 орудиями.

Comments are closed