Первое крупное дело

В довершение несчастья, первое же крупное дело в кампанию 1877 года, — переправа через Дунай 15 июня—как- будто подтвердило тактику ген. Драгомирова, руководившего этой операцией. Перед этим боем солдатам всячески внушали «беречь патроны», й после боя особенно демонстративного одобрения удостаивались те, у кого патронные сумки оказались полными или почти полными. Что турок было здесь впятеро менее, чем русских, и что они притом были застигнуты врасплох,—-этого, конечно, никто не захотел принять во внимание. Под Плевной 8 и 18 июля и 30 августа действовали по тому же принципу, и результатом был полный разгром.

Как видим, образованность отдельных исполнителей нисколько не мешала господству реакционных тенденций в военном деде: Драгомиров, профессор военной академии и талантливый писатель; конечно, не «по невежеству» придерживался своей философии штыка. Известные общественные условия с непреодолимой силой определяли известную тактику, как и соответствующую организацию центрального или местного управления. Но нужно сказать, что философия штыка и не требовала в среднем от массы исполнителей особенно высокого умственного уровня. Военные гимназии, а тем более военные академии, были тут, пожалуй, излишней роскошью: и высшие командные места в 1877 году занимали, по большей части, или бывшие николаевские офицеры, дослужившиеся до генеральских чинов1, или питомцы привилегированного учебного заведения, которое во все эпохи и царствования оставалось верным себе, — Пажеского корпуса. «Одно время,—писал из Болгарин доктор Боткин, насмотревшись на свиту Александра II,—судя по программе и предметам, которые там проходятся, я был недурного мнения об этом заведении, но теперь, познакомившись поближе с этими своего рода семинаристами, я поражаюсь недостатком развития; ведь, есть между ними и неглупые, и даже такие, которые помнят все то, чему их учили, но к жизни это не прилагается, остается каким-то совершенно побочным, ненужным материалом в голове; живут они по катехизису, составленному частью их няньками, частью наемными гувернерами, отчасти их дедами». Но тут, конечно, дело было не в учебном заведении, напротив, оно приспособлялось к общему тону.

Comments are closed