Плоды  трудов

У японцев опять из-под носу похитили плоды их трудов, как в 1884 году: и как тогда не было иного исхода, кроме войны с Китаем, так и теперь не виделось иного исхода, кроме войны с Россией. Все, чего удалось добиться правительству микадо, это того, что с Японией „поделились": соглашением 2/14 мая 1896 года был установлен „кондоминиум" России и Японии над Кореей—дела этой страны должны были вершиться по соглашению русского и японского посланников. Россия, однако же, заметно брала в этом случае перевес: корейская армия получила русских инструкторов, корейское министерство финансов—русского „советника", фактически принявшего финансы „страны утреннего спокойствия" в свое заведывание; был основан русско-корейский банк на условиях, аналогичных с русско-китайским. Словом, виделось совершенно ясно расширение русской „сферы влияния" в этом направлении. Нужно заметить, что в то время, как японское влияние держалось на совершенно определенном экономическом фундаменте, русское—было продуктом чисто-политических факторов: русская торговля с Кореей была еще ничтожнее, чем с Китаем, и все усилия привлечь туда русских торговцев были безуспешны. В марте 1898 года все это начинавшееся „экономическое завоевание" Кореи могло быть поэтому закончено с такою же волшебною быстротой, как и началось. В обмен на Квантун, Корея была всецело предоставлена японцам.

Корейская сделка была официально закреплена „соглашением" между Россией в Японией от 13/25 апреля 1898 года. „Соглашение", в десятый раз устанавливая, что Корея есть государство независимое и в своей внутренней политике совершенно самостоятельное, экономически отдавало независимую и самостоятельную страну в руки Японии. Россия обязывалась „в виду широкого развития японских торговых и промышленных предприятий в Корее, а равно значительного числа японских подданных, проживающих в этой стране, не препятствовать дальнейшему развитию торговых и промышленных сношений Кореи с Японией". Японцы толковали потом эту двусмысленную фразу в смысле передачи им Кореи в монопольную торгово-промышленную эксплоатацию. Но прямо и всеми буквами о монополии японцев здесь ничего не говорилось: русская дипломатия имела предосторожность оставить лазейку и для русских предприятий.

Comments are closed