Подобие системы

Некоторое подобие системы можно было найти только до перехода через Дунай, т.-е. в то время, когда наши войска были еще вне непосредственного соприкосновения с противником. Период этот длился целых два месяца, с 12 апреля по 15 июня и весь был занят медленной и осторожной подготовкой к предстоящей переправе. Когда этот первый шаг, казавшийся, как мы видели, не совсем основательно, чрезвычайно трудным, удался блестяще и с первого же разу, все сдерживающие центры тотчас же перестали работать. Отступление турок, входившее, как мы уже говорили, в их операционный план, казалось несомненным признаком окончательного „умирания" Османа, давно уже корчившегося в предсмертных судорогах на страницах славянофильских газет. Спешили его добить, и до „первой Плевны" (8 июля) кампания с нашей стороны превращается в сплошную авантюру. Наиболее ярким ее эпизодом остался кавалерийский набег за Балканы, создавший в первое время иллюзию, что война, в самом деле, может быть блестяще окончена в полтора- два месяца. Небольшой передовой отряд генерала Гурко1), сформированный сначала „для освещения местности к стороне Тырнова и Сельви“, весьма скоро получил уже приказание двинуться к Балканам, а затем—„двинуться за Балканы, утвердиться в долине Тунджи и захватить важнейшие перевалы прежде, чем неприятель успеет собрать значительные силы для их защиты"2). Отряд в 10.000 человек должен был выполнить то, что составляло задачу всей армии в течение всей первой половины кампании. Турки предполагались, при всем этом, совершенно неподвижными, в чем, конечно, они очень скоро и не преминули нас разочаровать. Сначала стремительный марш „передового отряда", действительно, ошеломил турок, почти без боя отдавших важнейший из балканских проходов, шипкинский. Но уже две недели спустя к долине Тунджи ими были стянуты силы, вчетверо превосходившие отряд ген. Гурко. Чтобы удержать за собою плоды легких завоеваний, нужно было посылать за Балканы подкрепления; но тут оказалось, что для этой цели в распоряжении главнокомандующего, в упоении своими победами следовавшего чуть не непосредственно за „передовым отрядом14, имеется всего одна пехотная бригада. В результате, только-что так удачно занятый шипкинский перевал был брошен почти-что на произвол судьбы: и уже, конечно, не заслугой главного штаба было то, что он все-таки остался в русских руках.

Comments are closed