Положение русских правящих сфер

После этого Порта, разумеется могла смело подписать какое угодно обязательство: она могла быть уверена что оно обойдется ей не дороже исписанного листа бумаги.

Положение русских правящих сфер психологически было чрезвычайное трудное. Что будет торг, можно было предвидеть и, по всей вероятности, хорошо предвидели заранее. Необходимы были уступки,—это ясно сознавалось; но на чем должны были они остановиться? Тут-то и начинались мучения Тантала. С одной стороны, воспоминания о совсем недавних блестящих победах подстрекали быть возможно решительнее и заносчивее. После такого военного торжества, каким был поход из-под Плевны к Константинополю, стыдно, казалось, уступать угрозам, за которыми, может-быть, еще и не скрывается ничего серьезного. Ведь, Англия так слаба на сухом пути, Австрии же не даст начать войну наш старый и верный друг, император Вильгельм. Быть-может, обе они только пугают,—стоит не поддаться панике, и как много можно тогда выиграть! Но, с другой стороны, вдруг эти угрозы станут реальностью; вдруг Германия выдаст, и Россия окажется, действительно, перед коалицией 1854 г., воскресшей почти в полном составе? Повторение Севастополя,—это понимали все,—было тогда неизбежно, а обстановка внутри России была в десять раз хуже. Тогда был налицо лишь сырой материал для революции, которую некому было начать. Теперь революция и сама поднимала голову, не дожидаясь внешней неудачи, которая должна была удесятерить ее силы. Недаром в спешной, лихорадочной телеграфно! переписке императора с главнокомандующим, рядом с монархами, дипломатами и генералами, неожиданно проскакивает „какая-то нигилистка", в упор выстрелившая в „бедного Трепова". При таких условиях из-за второго Севастополя выглядывал второй Седан, Что было предпринять? Может-быть, ничто так не характеризует смятение умов, царившее в Петербурге, как возникший там в марте 1878 года и настойчиво проводившийся проект—завладеть Босфором при содействии самой Турции! Предполагалось, что эта последняя, если ее хорошенько пугнуть штурмом Царьграда, легко согласится разоружить свою армию и отдать в наши руки укрепления, защищающие пролив со стороны Черного моря.

Comments are closed