Попытка покончить с Испанией

Попытка покончить с Испанией не удалась—нужно было покончить с Россией возможно скорее. Для этого нужно было ударить в центр экономической жизни России, захватить в свои руки узел тех речных дорог, которые являлись тогда почти единственными ч грузовыми трактами, отрезать Петербург от губерний, снабжавших его хлебом и заблокировать Александра в его столице. Став между Окой и Волгой, Наполеон достигал всех этих целей; а поднять французское знамя на башнях Кремля, значило дополнить реальный успех одним из тех сценических эффектов, которые этот великий актер так ценил—и без которых никогда не обходилась его политика от похода к пирамидам до высадки в Канне в 1815 году. Что саморазложение французских войск пойдет так быстро, что он дойдет до Москвы лишь с обломками своей „Большой армии" и не найдет в самой Москве ничего, кроме развалин, это были случайности, к которым он не был готов и о которые разбился весь его план. Но в июне 1812 года план этот казался вполне осуществимым, французские солдаты знали, что они идут в Москву, и надеждой прийти туда жила вся армия.

Известие о переходе французами границы застало Александра, как известно, врасплох. У нас были уверены, что главные силы Наполеона еще под Варшавой, что вдоль Немана стоят лишь незначительные передовые отряды „Большой армии". На этом основании у нас позволяли себе мечтать о наступлении почти накануне открытия военных действий. При всей внешней выдержке русский император обнаружил полную растерянность в своих действиях, когда в истинном положении дела уже нельзя было более сомневаться. Пытаясь сделать вид, что переход Наполеоном границы есть лишь последствие простого недоразумения, случайной неловкости русского посла в Париже, Куракина (потребовавшего без разрешения и ведома русского правительства своих паспортов), Александр написал в этом смысле письмо императору французов и отправил его с Балашовым, в явной надежде выиграть несколько дней для отступления русской армии. Но он имел дело с слишком опытным военным человеком для того, чтобы такой простой маневр мог удаться: Балашова Наполеон принял, хотя не тотчас, и даже удостоил его весьма продолжительной беседы, французские же армии продолжали двигаться вперед безостановочно.

Comments are closed