Попытка проложить русскому капитализму дорогу

Попытка средне-азиатскими приемами проложить русскому капитализму дорогу на Балканский полуостров кончилась полной неудачей. Еще раз отброшенный на Западе, этот капитализм имел теперь лишнее основание искать компенсаций на Востоке. Но средне азиатский Восток был уже использован до конца к этому времени; после занятия Мерва двигаться дальше в этом направлении было нельзя, не рискуя опять встретить на своем пути „Европу", в образе Англии. Было достаточно горького опыта, чтобы не чувствовать в этом случае особенной бодрости. Нужно было выбирать противника более по своим силам. И не совсем случайно параллельно с болгарскими неудачами в круг внимания людей, правивших судьбами России, вдвигаются берега Великого океана. В 1887 году иркутский генерал-губернатор, гр. А. Игнатьев, в своем всеподданнейшем отчете, особенно подчеркивал важность и необходимость постройки железных дорог в Восточной Сибири. Мысль была отнюдь не новая: первый проект железной дороги от Нижнего- Новгорода да берегов Амура относится еще к 1858 году. Но в то время, как тогдашние государственные деятели „не видели существенной надобности" ни в чем подобном, слова Игнатьева нашли себе сейчас же очень живой отголосок. Император Александр III написал на отчете иркутского генерал- губернатора: „Уже сколько отчетов генерал-губернаторов Сибири я читал и должен со стыдом и грустью сознаться, что правительство до сих пор почти ничего не сделало для удовлетворения потребностей этого богатого, но запущенного края. А пора, давно пора!“ Согласно с духом высочайшей резолюции, особое совещание о сибирских железных дорогах, образованное весною 1887 года, и решило вопрос в положительном смысле. „Основная точка зрения членов этого совещания,— говорит официальная история Сибирской железной дороги,— состояла в единогласном признании, что в общегосударственном и в особенности в стратегическом отношениях ускорение сношений Европейской России с отдаленным Востоком становится с каждым годом все более неотложным, несмотря на то, что приложение рельсового пути через Сибирь не обещает в ближайшем будущем, при ограниченном торговом сибирском движении, положительных выгод и может

окупиться лишь со временем". Сообразно с этим, совещание признавало необходимым „деятельное участие" в производстве изысканий для новой дороги и определении ее направления— „военного ведомства. С самого начала, таким образом, стало ясно, что дело идет не столько о нуждах „богатого, но запущенного края", сколько о новой операционной линии военнокоммерческих экспедиций и театре будущих колониальных войн.

Comments are closed