Последнее слово главнокомандующему

Впрочем, и император уже не настаивал, предоставляя последнее слово главнокомандующему. „Мост на бухте будет готов через два дня или три дня“, писал Горчаков военному министру, и я предполагаю оставить южную сторону Севастополя 18-го либо 20-го числа этого месяца". „Здесь нет ни одного человека, который не считал бы безумием дальнейшей обороны", прибавлял он. В самую последнюю минуту, однако, им опять овладели колебания: мост был готов, но город не был очищен ни 18-го, ни 20-го.

В ночь с 27-го на 28-е войска были выведены из города, укрепления взорваны, уцелевшие корабли потоплены (их оставалось уже очень немного, главным образом, пароходов — парусники почти все были затоплены в несколько приемов ранее, чтобы загородить вход в бухту). Союзники вошли в город только 30-го, но не остались в нем, так как среди э™ „окровавленных развалин", как правильно назвал останки Севастополя кн. Горчаков в своем донесении, жить было нельзя. Обе стороны расположились в своих лагерях.

Падение Севастополя лишало смысла дальнейшее продолжение Крымской кампании, в тесном смысле этого слова, как для нас, так и для союзников. Единственная задача русской армии в Крыму состояла в том, чтобы освободить от осады Севастополь и спасти этим остатки черноморского флота. Теперь на стенах крепости развивалось неприятельское знамя, и флот был на дне бухты. Идти дальше в глубь полуострова союзники не имели ни малейших оснований—это была бы операция, безусловно не окунающая издержек. Совершенно естественно, что военные действия в Крыму на осень и зиму 1855—56 гг. прекратились без всякого формального перемирия. Об отсутствии этой формальности нашим передовым отрядам напоминали изредка набеги неприятельской кавалерии: но они не имели никаких стратегических последствий. Главная масса союзников продолжала оставаться в окрестностях Севастополя. Так как остаток черноморского флота сохранился еще в Николаеве— там были 2 линейных корабля, доки и склады—-то неприятель сделал попытку (в октябре) закончить дело разрушения, завладев этим последним убежищем морских сил России на Черном море. Под Николаевым готовились к повторению севастопольской обороны.

Comments are closed