Представители французской буржуазии

О французских министрах в Петербурге иногда выражались так, что нужно было опять-таки очень много доброжелательности, чтобы с этим мириться. Но представители французской буржуазии, в качестве истинно-деловых людей, мирились не только с этим. Когда в 1887 году сформировался радикальный кабинет, с Флоке во главе, русский посол вспомнил, что когда-то, в дни юности, Флоке при посещении русским императором Palais de Justice позволил себе крикнуть: „Vive la Pologne, monsieur!" Барон Mo- ренгейм заявил, что с таким президентом совета он не может вести никаких сношений и, вероятно, вынужден будет даже уехать из Парижа. Президент республики (тогда Греви) завел с русским послом форменные переговоры. по поводу состава французского кабинета. Дома, в Петербурге, потом были несколько удивлены таким оборотом дела, находя, что Моренгейм не должен бы был ставить вопрос так круто. Но французские парламентские круги нашли, повидимому, все дело совершенно естественным: в конце-концов, Флоке отказался от принятого им уже на себя поручения составить министерство, место председателя совета занял Рувье, а иностранные дела взял Флуранс, скоро, как мы знаем, успевший заслужить доверие русского двора в высокой степени. Только в начале следующего, 1888 года опасность почти неминуемой войны с Австрией и Германией из-за Болгарии заставила русскую дипломатию пойти на уступки в этом важном вопросе; Флоке был принят в русском посольстве, и в 1889 году Моренгейм уже не противился образованию кабинета Флоке, но заявил, что затруднился бы вести с ним самим официальные сношения, как с министром иностранных дел. Флоке очень желал именно этого портфеля, но подчинился и на этот раз и уступил его Гобле.

Отношения принимали еще более щекотливый характер, когда дело заходило не о чувствах, а уже об интересах русского правительства в данной области. Три случая этого рода

связаны с историей русско-французской дружбы, и только в последнем из них, так-сказать, с третьего разу, французское правительство оказалось на высоте, желательной для его нового союзника.

Comments are closed