Принадлежности для осады Севастополя

Армия имела с собою все принадлежности для осады Севастополя с суши: 73 осадных орудия, 11 тыс. туров, 9 тыс. фашин, №0 тыс. земляных мешков, НО тыс. кирпичей и более 20 тыс. штук шанцевого инструмента. Каменистый грунт окрестностей Севастополя был, таким образом, предусмотрен, и союзники везли свои окопы с собой. 1-го сентября ст. стиля была занята Евпатория, а на следующий день союзники начали высадку, которую французы кончили к 4-му, а англичане только к б-му. Все время лил проливной дождь, доставлявший много мучений высаживавшимся налегке войскам (англичане первое время не имели даже палаток); но это было единственное неудобство, какое они испытывали: русская армия не подавала никаких признаков су Шествования. Князь Меншиков сосредоточил свои войска на давно избранной им позиции по дороге из Евпатории в Севастополь, на высоком левом берегу речки Альмы. Здесь ему удалось собрать до 35.000 человек с 84 орудиями—почти вдвое меньше сил неприятеля (около 60.000 и 134 полев. орудия). При том по большей части это были рекруты, и вообще это были войска, никогда не бывавшие в огне. Часть пехоты—резервные батальоны-—была вооружена кремневыми ружьями; штуцеров было с небольшим две тысячи (у союзников более 30 тысяч). Несмотря на то, что позиция была выбрана, как мы сказали, заблаговременно, она почти не была укреплена; не обратили внимания на то, что войска, расположенные в несколько рядов на покатости, спускавшейся к реке, обстреливались штуцерным огнем противника вплоть до самых резервов. Но самое главное—наиболее важный пункт позиции, высоты на левом фланге, командовавшие всем нашим расположением, совсем не были заняты: они спускались к реке крутыми обрывами, которые заранее были признаны совершенно неприступными. На них, действительно, трудно было взобраться: по мнению военного историка Крымской войны, достаточно было двух рот стрелков и нескольких орудий, чтобы задержать здесь целую армию. Но когда крайний правый фланг французов (дивизия Боске), перейдя в этом месте реку, стал карабкаться по откосу, он не встретил ни одного русского солдата на своем пути. Французский генерал был приведен этим в крайнее удивление. „Эти господа решительно не хотят драться сказал он, обращаясь к своему штабу.

Comments are closed