Проницательные наблюдатели

Такой исход сколько-нибудь проницательные наблюдатели могли предвидеть еще до начала войны. Английский посол Сеймур усиленно и добросовестно старался рассеять иллюзии Николая Павловича относительно Австрии. Но русский император, привыкнув топтать в грязь слабое общественное мнение у себя дома, не придавал этому фактору значения и в политике западно-европейских государств, особенно тех, правительства которых он причислял к своим друзьям. Личные узы дружбы и признательности, связывавшие его с молодым австрийским императором, близкое родство с прусским королем казались ему вполне достаточной гарантией дружного содействия обоих государств России в восточном вопросе. Ему нужен был горький опыт для того, чтобы понять то, что уже заранее совершенно отчетливо видел его английский собеседник.

Разочарование должно было наступить как раз в тот момент, когда победы только что окончательно развеселили Николая Павловича. Правда, эти победы имели довольно жалкий вид, в сравнении с теми широкими и смелыми ожиданиями, какие высказывал Николай до войны. Посредничество западных держав на время отсрочило открытие военных действий: только в сентябре Порта решилась, наконец, превратить свое пожелание об очищении русскими войсками княжеств в ультиматум. В, эго время неприкосновенность, по крайней мере, Константинополя могла считаться гарантированной; 8 октября французская и английская эскадры пришли в Босфор—и о захвате черноморским флотом Дарьграда не могло быть речи. Уже тогда отношения к Англии были настолько натянутыми, что была сделана попытка терроризировать английскую буржуазию: министр финансов Брок призывал к себе английских негоциантов в Петербурге и от имени государя намекал им на возможность войны. 20 октября 1853 года появился манифест Николая, возвещавший о начале военных действий: к этому времени русский император мог торжественно засвидетельствовать свое миролюбие, указав на нападение турок, как на совершившийся факт. Турецкий главнокомандующий на Дунае, Омер-паша. не выждал окончания пятнадцатидневного срока, данного нам Турцией для вывода армии из княжеств.

Comments are closed