Рекогносцировка Севастополя

Рекогносцировка Севастополя была одним из первых действий союзного флота по вступлении его в Черное море. Эта рекогносцировка привела союзных адмиралов к убеждению, что с моря крепость неприступна, но что Севастополем можно овладеть, сделав высадку в некотором расстоянии от укреплений—и что берега в этих местах вообще очень удобны для десанта. В июне экспедиция была окончательно решена; ее задерживало непредвиденное препятствие—холера, свирепствовавшая в экспедиционном корпусе, собиравшемся сначала в Галлиполи, а потом, как мы уже упоминали, передвинутом в Варну. О возможности—и даже очень большой вероятности—высадки союзников в Крыму, с целью овладения Севастополем, догадывался и главнокомандующий черноморским флотом, князь Меншиков. „В настоящее время Крым—существенный пункт, на котором должен решиться вопрос о нашем влиянии на дела Востока", писал он военному министру (от

29   июня 1854 г.—за два слишком месяца до высадки), хлопоча об усилении находившихся под его командой сухопутных войск. Но император Николай имел на это свой взгляд: он думал, что в Крыму неприятель „ничего важного предпринять не может, еще менее—правильную осаду или бомбардировку Ментиков с большим трудом получил одну дивизию от князя Горчакова из дунайской армии,—и то почти контрабандой; Горчаков совсем не был уполномочен ее посылать. Не без неудовольствия узнав об этом незаконном подкреплении крымского корпуса, император теперь окончательно был убежден, что „Севастополь вполне обеспечен от всякой попытки им овладеть, и с моря, и с сухого пути“.

С моря Севастополь считали неприступным, как мы видели, и сами союзники. Правда, это мнение было несколько преувеличено, как оказалось потом, но во всяком случае, от попытки захвата с моря крепость была обеспечена этим полезным для нас предрассудком. Совсем иную картину представляли сухопутные укрепления Севастополя. Мы опишем их словами современника и очевидца, уже однажды нами цитированного, будущего начальника штаба севастопольского гарнизона, князя Васильчикова. „На огромном протяжении от Киленбалки до Артиллерийской бухты были возведены еще в мирное время три оборонительные казармы небольшого размера и три башни самой странной конструкции. На правом фланге были сооружены 5-й и 6-й бастионы слабой профили, а между ними тянулась изящная по своей постройке оборонительная стенка из тесанного камня, снабженная бойницами для ружейной обороны, но не представлявшая в действительности никакой обороны по своей тонине и непрочности.

Comments are closed