Русское государство

На три четверти феодальное в своей внутренней политике, вполне феодальное в своих отношениях к Западу, здесь, на Востоке, русское государство уже десятки лет назад было той буржуазной монархией, какую желали бы видеть в нем некоторые теперь. Ему тем легче было вести здесь „буржуазную" политику, что для этого оно вовсе не должно было изменять своей феодальной природы. Колониальный капитализм, пробивавший себе дорогу в эти, часто вчера еще совершенно неведомые страны, нуждался в бронированном кулаке феодала больше, нежели в чем-нибудь другом.— То, что внутри страны загоняло капиталистическую индустрию в безвыходный тупик, вне ее было желанным другом и союзником, раскрывавшим перед этой индустрией такие горизонты, о  которых в обычной мирно-буржуазной обстановке и думать не приходилось. Явление это слишком хорошо знакомо колониальной истории всех стран, чтобы стоило на нем настаивать. Но, кажется, нигде, даже в британской Индии, оно не выступает со столь резкими чертами, в столь обнаженном виде, как в русско-азиатской политике. Когда говорят о „завоевании рынков", то это всегда приходится понимать несколько в фигуральном смысле: завоевание, собственно, создает лишь наиболее выгодные условия для капитала завоевателей,—а самое подчинение завоеванной страны этому капиталу происходит уже более или менее „мирным" путем. Только у нас рынки прямо I брались приступом: „покупатель" сливался с военнопленным, и боевые „генералы непосредственно являлись представителями национального капитализма. И недаром один из отделов одной из первых русских промышленных выставок (так-называемой „политехнической", 1872 г.) был украшен типичной, фигурой туркестанского солдата в белой рубашке и малиновых замшевых шароварах. -Города-лагери русской Средней Азии, так радовавшие взор одного патриотического путешественника своими „истинно-военными" порядком и чистотой, мало походили на закопченные и неопрятные фабрики Московской или Владимирской губернии, но это были две части одной организации.

Comments are closed