Союзница Австрии

Союзница Австрии, Германия, прямо была заинтересована в том, чтобы лишить Россию финансовой возможности начать войну против покровительницы болгарских „мятежников. Малый интерес, который представляли русские займы для немецкого рынка, позволял вести против этих последних прямую кампанию, не особенно стесняясь. Дошло до того, что имперский банк вовсе отказался принимать в залог долговые обязательства русского правительства, а по его примеру стали бойкотировать русские ценности и частные банки. Если этим надеялись загнать русского министра финансов в тупик, то, нужно сказать, момент был выбран не слишком удачно. Деньги давно так не были дешевы на европейском рынке, как в 1887—1888 годах: сравнительно с началом десятилетия доходность капиталов упала на 10 и даже на 12% 2) В то самое время, как германские капиталисты почувствовали вкус к заморским предприятиям, к ним утратили вкус французские. Вопрос о том, кому первому принадлежит идея „связать два народа союзом интересов" и дать, так-сказать, металлическую прочность русско-французским симпатиям, вопрос этот был предметом довольно острой полемики на страницах печати известного типа. Тот патриот двух стран, который первый стал „восхвалять" могущество французского капитала в русских газетах, приписывал всю инициативу себе ); но, кажется, правильнее видеть здесь результат сотрудничества целого ряда биржевых агентов. Среди них не последнее место принадлежало одному русскому патриоту, датского происхождения, но натурализованному во Франции и стоявшему во главе той самой парижской банкирской конторы, которая строила свое будущее не столько на зыбком песке чисто – биржевых спекуляций, сколько на солидном основании политических и даже придворных связей, и потому С особенной симпатией относилась к русскому министерству финансов. История первого займа, заключенного при его посредстве, не лишена драматических моментов и по праву занимает не одну страницу в летописях русско-французского сближения. Г. Госкье—так звали этого банкира,—исполненный бескорыстного усердия к обоюдным интересам как России, так и Франции, сделал несколько поездок из Парижа в Петербург, предлагая свои услуги, но все было тщетно. В министерстве финансов привыкли к Берлину, а еще больше боялись его.

Comments are closed