Союзник Александра

Но, пока что, Россия шла на все уступки, каких требовал ее победитель. „Император Александр гораздо умнее, чем казалось", с чувством удовлетворения писал Наполеон императрице Жозефине. Союз с Англией, как по волшебству, сменился союзом против Англии: не Наполеон, а вчерашний союзник Александра должен быть возвращать теперь все свои завоевания с начала века. Тильзитский договор в этом пункте однако же сохранил то сходство с Бартенштейнской конвенцией, что как тот, так и другая остались на бумаге: отобрать у Англии ее колониальные приобретения было ничуть не легче, чем отнять у Наполеона захваченные им области Германии и Италии. Реальным ударом для Англии было присоединение России к „континентальной системе": по-видимому, британское правительство не ожидало от нас такого самоубийственного шага, когда отказывало Александру во всякой поддержке. Во всяком случае, здесь Россия теряла больше, чем Англия. Еще менее страшна была для последней война, которую Россия должна была ей объявить, как только предъявленные ею к Англии требования—о возвращении и проч. – не будут удовлетворены к назначенному сроку: русский флот отнюдь не был более грозной величиной, чем французский. Е категории тех же чисто принципиальных уступок относилось и признание Александром как Рейнского союза, так и всех бесчисленных государей, сотворенных и предполагавшихся к сотворению Наполеоном: т.-е. всего того, на что ополчалась Бартенштейнская конвенция. Наконец, принципиальное же значение—отречения, от прошлого,—-имело и то чисто символическое участие, какое приняла Россия в разделе второй ее недавней союзницы, Пруссии: из ее останков нам достался город Белосток с его округом. Французский министр иностранных дел, Талейран, убеждая русских принять от Наполеона этот клочок земли, аргументировал тем простым соображением, что, ведь, Белосток у пруссаков все равно отнимут: и ежели его не возьмут себе русские, он достанется герцогству Варшавскому.

Согласие на образование этого нового государства пз обломков прусской Польши было, после принятия „континентальной системы", второй реальной уступкой побежденного победителю.

Comments are closed