Союзный флот

Укрепление города было поручено выздоровевшему от севастопольской раны Тотлебену. Но приготовления оказались напрасными. Союзный флот ограничился разрушением крепости Кинбурна (при входе в Днепровско-Бугский лиман): здесь, между прочим, впервые на войне были употреблены панцирные суда. Только это военно-техническое нововведение , и дает некоторое историческое значение этой маленькой экспедиции. Не трудно было видеть, что осада Николаева, расположенного не на берегу моря, а в глубине страны, потребовала бы еще большего напряжения сухопутных сил коалиции, чем севастопольская. Но в это время Наполеон III уже находил, что и Крымская кампания обошлась дороже, чем стоил Севастополь, Повторять опыт у него не было никакой охоты. А, кроме французов, коалиция пока не имела сухопутных войск, способных бороться с русской армией. Это нежелание французского правительства продолжать сухопутную кампанию на юге России приобретало тем большее значение, что 1855 год доказал невозможность причинить России какой-либо дальнейший вред на море. Крепости Балтийского моря были со стороны воды не менее неприступны, чем Севастополь. Попытка союзного флота (в июле 1855 г.) разрушить Свеаборг бомбардировкой с моря не дала никаких серьезных результатов. Не защищенные броней суда (припомним, что первые панцирные „плавучие батареи" появились у союзников лишь в октябре) не могли приблизиться к укреплениям на такое расстояние, при котором огонь их артиллерии мог бы быть действительным. В то же время союзники стали замечать некоторые опасные симптомы со стороны русского флота: паровые винтовые суда, строившиеся в 1854 году, теперь появились на воде. Становилось все более очевидно, что для решительного удара необходимо изменить весь план кампании,—или вовсе отказаться от нанесения такого удара: удовольствоваться очевидным моральным поражением России и не добиваться окончательного разгрома ее материальных сил. Наполеон снова выступил со своим старым проектом—перенести театр войны в Польшу. Французская дипломатия не скрывала, что в восстановлении Польши—в воскресении главного дела первой империи на восточной окраине Европы—она видит основной интерес войны для Франции.

Comments are closed