Сплоченность и дружность

Первой из них является чрезвычайная сплоченность и дружность той первобытной общины, которая представляла здесь основную социальную ячейку. Вот как описывает дагестанскую народную сходку, джамаат, один русский наблюдатель, имевший случай познакомиться с нею не очень долго после потери Дагестаном самостоятельности. „Все члены его (джамаата) держат себя весьма дисциплинированно: у места молчат, у места говорят, и некоторые говорят весьма бойко, плавно и дипломатично, у места слушают; интерес каждого—предмет сходки, совещания, а если джамаат собрался в ауле подле строений, то крыши их переполнены любопытными наблюдателями и слушателями, которым нет места в среде самого джамаата—несовершеннолетними, а иногда и женщинами. Это не стадо; это—строго дисциплинированная толпа, импровизированным поведением ее на сходке может остаться доволен любой поклонник порядка ). Так дисциплинированный народ представлял собою превосходную основу для будущей военной организации Шамиля. При этом члены тесно сплоченной общины отнюдь не представляли собой косной, малоподвижной массы, как можно бы ожидать по первому впечатлению. В этой суровой стране, где не только дерево является редкостью, но и травы не слишком много, самые условия производства требовали от жителей известной подвижности. Здесь, не говоря уже о земледелии и скотоводством пропитаться не всегда было можно. Мы уже упоминали о дагестанских кустарных промыслах: целые аулы нередко были сплошными поселениями перехожих ремесленников, проводивших дома иногда не больше трети года; один аул славился своими кожевниками, другой—каменщиками, третий—кузнецами, четвертый—золотых дел мастерами: такую картину особенно представлял средний Дагестан,—как-раз очаг местной туземной интеллигенции. Нужно прибавить, что и эта последняя складывалась по типу такого же „отхожего промысла": в числе других ремесленников Дагестан снабжал весь восточный Кавказ знатоками арабского языка, чтецами (муталимами—род средневековых странствующих школяров), муллами и кадиями. Эта груда  голых скал была едва ли не самым грамотным местом на Кавказе: в редкой уважающей себя семье не учили детей, по крайней мере, мальчиков, читать по-арабски.

Comments are closed