Средства обороны

Все эти дорого стоившие сооружения, с точки зрения их значения, как средства обороны, не годились, в сущности, ни к чему. Башни развалились впоследствии от сотрясения, производимого поставленными на них нашими же орудиями; казармы плохо выдерживали действие падавших на них неприятельских бомб; стенка разрушалась от каждого попадавшего в нее ядра, которое выпирало из нее изящно-обтесанные камни; кое-где устроенные казематы, но тесноте своей, были неудобны для действия нашей артиллерии, а наружная облицовка амбразур их в скором времени завалилась и сделала употребление стоявших в них орудий невозможный“. Нужно прибавить, что эти декоративные укрепления обороняли не более V всей линии, подлежавшей обороне: на остальных просто ничего не было.

Является; вопрос, как же относилось к этому наиболее ответственное и наиболее заинтересованное в деле лицо—главный командир черноморского флота и сухопутных войск в Крыму—князь Меншиков, так задолго предугадавший нападение союзников на Севастополь? Ответ да это дает тот же кн. Ваеильчиков: „Меншиков”—говорит он—„не разрешал инженерам нужнейших работ по укреплению Севастополя с суши, предвидя, что эти офицеры напрасно истратят огромные суммы денег."

Судя по качествам оборонительной стенки, так художественно описанной Васильчиковым, едва ли и в этом предвидении кн. Ментиков не был прав. Но как бы то ни было, безусловно, прав был и кн. Васильчиков в своем заявлении, что „в минуту открытая военных действий Севастополь, можно сказать, не был укреплен с сухопутной стороны".

В июле и в августе союзники произвели две новых тщательных рекогносцировки берегов Крыма и в результате наметали, как наиболее удобный пункт для высадки, окрестности Евпатории. В предположениях кн. Менпшкова Евпатория тоже значилась, как один из возможных пунктов неприятельского вторжения: тем не менее никаких мер к охране берега в этих местах не было принято, и из города не были даже увезены 60 тыс. четвертей пшеницы, которые немедленно достались в речи неприятеля и сразу же обеспечили его продовольствием на четыре месяца. План десанта был тщательно разработан французским штабом еще в июне. Как только холера несколько утихла, и причиненные ею опустошения в рядах экспедиционного корпуса были пополнены, началось приведение этого плана в исполнение. Кроме того, к экспедиции была присоединена турецкая дивизия н числе около 7.000 человек.

Comments are closed