Старый режим в Вене

Все эти депеши шли из Парижа в Петербург медленным и кружным путем—железные дороги все еще, как следует, не работали: только что цитированная, помеченная 17 февраля, старого стиля, была получена в Петербурге лишь 27-го. А события летели на курьерских. В министерстве иностранных дел лишь к 3 марта старого стиля составили для Киселева инструкцию в духе его первоначальных намерений—разрыва официальных сношений со взбунтовавшейся Францией и отъезда из Парижа. Николай написал на проекте инструкции „быть по сему", а история, в эту самую минуту, наложила свою „высочайшую резолюцию" на совсем другом проекте. 13 марта пал старый режим в Вене, а 18-го восстал Берлин. Огненный пояс отделил николаевскую Россию от только что начавшей ,приходить в порядок Франции.

Пока ездили его депеши и ответы на них из Петербурга, Киселев кдротал-время, наблюдая за действиями оживившейся польской эмиграции. Ламартин и тут произвел на него удовлетворительное впечатление: отказался принять Ворцеля, главу польских демократов, и сумел сказать польской депутации такую речь, что его нельзя было поймать ни на малейшем конкретном обещании. Но сравнительно с тем, что надвигалось, это были мелочи. 13—25 марта Балабин г) привез, наконец, в Париж инструкцию от 3 марта ст. ст., но привез одновременно и подхваченные им по пути новости о революции в Вене и в Берлине. Киселев был в жестоком затруднении. Теперь он имел то „распоряжение своего правительства44, отсутствие которого служило для него предлогом отсрочить отъезд. Но оно успело стать явным анахронизмом. Во-первых, куда ехать? Если французские железные дороги теперь уже возили, то перестали возить немецкие. Инструкция предписывала ему отправиться в Ахен: это значило из огня, да в полымя, от только что разобранных баррикад к только что начавшим строиться. А затем, „верхнее чутье£, и тут не изменявшее Киселеву, подсказывало ему, что вся европейская ситуация стала совсем иною.

Три дня продолжались его колебания.

Comments are closed