Текст конвенции

Наконец, султан выразил желание отправить к Николаю Павловичу особого полномочного посла для окончательного уложения всего этого дела. Меншиков категорически отклонил все предложения этого рода: не, менее своего государя убежденный в омертвении Турции, он был уверен, что стоит хорошенько припугнуть турецких министров, и они на все согласятся. С самой оскорбительной надменностью он не допускал даже обсуждения предъявленных Россией требований. Он передал великому визирю составленный в Петербурге текст конвенции и заявил, что она должна быть возвращена с подписью султана: больше ничего. На размышление давалось 8 дней (потом Меншиков прибавил еще пять). Не получив в срок ответа, русский посол объявил дипломатические сношения прерванными и выехал из Константинополя. А 14 июня 1853 года в Петергофе был подписан высочайший манифест, в котором Николай возвещал своим подданным: „истощив все убеждения и с ними все меры миролюбивого удовлетворения справедливых наших требований, признали мы необходимым двинуть войска наши в придунайские княжества, дабы доказать Порте, к чему может вести ее упорство".

Оккупация княжеств означала войну—почти наверное, с Турцией и очень вероятно, с Францией, фактической противницей России в вопросе о святых местах. Император Николай предвидел это: но война казалась ему делом нетрудным и для России совсем неопасным. В разговоре с генералом Тимашевым (впоследствии министром внутренних дел Александра II) он категорически заявлял, что по численности войск Россия всегда будет сильнее всех своих врагов, и что он, Николай, поэтому никого не боится. Особенно легко было, казалось «ему, справиться с Турцией. Раниею весною 1853 года—во время посольства Меншикова в Константинополе или даже немного ранее—он писал: „думаю, что сильная экспедиция, с помощью флота, прямо в Босфор и Царьград, может все решить весьма скоро. Ежели флот в состоянии поднять в один раз 16.000 человек с 32 полевыми орудиями, с необходимым числом лошадей, при 2 сотнях казаков, то сего достаточно, чтобы при неожиданном появлении не только овладеть Босфором, но и самим Царьградом. Буде число войск может быть и еще усилено, тем более условий к удаче". Даже и вмешательство морских держав не может спасти Константинополя: нам стоит только также быстро занять Дарданеллы.

Comments are closed