Темперамент генерала Буланже

Зная темперамент генерала Буланже, с одной стороны, нараставший шовинизм французской буржуазии, с другой, на какую-нибудь необдуманность со стороны Франции можно было рассчитывать с достаточной степенью вероятности, если только умело взяться за дело. На такой почве вырос „инцидент Шнебеле", арест французского чиновника на германской почве по обвинению в измене. Германской империи. Но признательность русского двора к его новому другу помогла последнему выдержать и это испытание.

Русский император написал Вильгельму I письмо, из которого видно было, что русское правительство понимает арест Шне- беле именно, как провокацию, и сообразно с этим будет действовать. К большому огорчению Мольтке, войну пришлось отложить,—Флуранс мог торжествовать еще раз.

Прием болгарской депутации французским министром имел место в первых числах января, а „инцидент Шнебеле" мог считаться исчерпанным к концу апреля; четыре месяца, отделяющие эти два события, весна ,1887 года, были весною и русско-французского союза. Новые друзья России не прочь были формально закрепить его тогда же; но в этот момент русский кабинет еще не чувствовал себя готовым формально стать союзником республики, внутренняя политика которой продолжала возбуждать в нем некоторые сомнения. Республика должна была представить своего рода свидетельство о благонадежности,—а она могла это сделать, как увидим, только к концу десятилетия, в 1890 году. До этого времени Флуранс и его коллеги должны были довольствоваться „добрыми чувствами" русского правительства, не обеспеченными никакой юридической гарантией. Пока это был еще не союз в собственном смысле Этого слова, а только „доброе согласие", или „взаимное понимание", как можно, грубо этимологически, перевести слово „entente".

Приведет ли оно к чему-нибудь более прочному, весною

1887 года этого еще нельзя было сказать наверное. В прошлом дипломатических отношений между обеими странами были моменты, когда „доброе согласие" казалось еще более обеспеченным, но какая-нибудь несчастная случайность всегда мешала делу дойти до конца.

Comments are closed