Трехдневный пост

Наложив на страну трехдневный пост, он (Мансур) с приближенными своими (мюридами) стал навещать аулы, сопровождаемый пением зикра (славословия). Жители выходили к нему навстречу, каялись передним в грехах и обращались к таба (покаянию), обязывались не делать дурных поступков, как-то: не красть,  не спорить, не курить табаку, не пить крепких напитков, но усердно молиться богу, не пропуская назначенных для этого  сроков. Народ признал Мансура своим у ста с ом, т.-е. ходатаем перед богом: целовали полы его одежды, и так увлекались религиозным настроением, что прощали друг другу долги, прекращали тяжбы и прощали даже самую кровь". И тогда, как тридцать лет спустя, подъем ислама сопровождался резким обострением отношений к русским: как-раз к этому времени относится первая большая наша неудача в горах Чечни (истребление отряда Пиери на реке Сунже) – когда, по чеченскому преданию, от всего русского войска остались только фуражки, несшиеся по течению реки. Восстание, поднятое Шейхом-Р Мансуром, охватило весь северный Кавказ,—но напор со стороны русских был еще недостаточно силен, чтобы сплотить все горские племена в одну организацию. Достаточно припомнить, что русский отряд, об истреблении которого сейчас говорилось, был первым русским войском, которое проникло в глубь Чечни. Горцам после первых успехов стало казаться, что все уже сделано—энтузиазм упал. Мансур не находил уже прежней поддержки в массах, должен был бежать в Анапу—и там при взятии этой крепости Гудовичем в 1791 году, попал в плен к русским. Эго был первый кавказский революционер, которому] пришлось умереть на далеком севере (его сослали в Соловецкий» монастырь).

В самом конце ермоловского правления, в 1825 году, Чечня опять сделалась театром подобного же движения,—историю которого мы изложим более подробно. Но оно было,—как, па всей вероятности, и первое—не туземного происхождения: религиозная война шла с юга, из Дагестана. До сих пор характеризуя последний, мы отметили только одну черту—крайнюю! примитивность общественных форм его населения. Но это далеко не единственная особенность кавказского Граубюндена, и для того, чтобы понять, почему он сделался родиной мюридизма, надо иметь в виду еще две его черты.

Comments are closed