Тяжелые переходы

На помощь нам сразу же пришел климат: почти тропические ливни превратили дорогу в сплошной кисель; лошади французской кавалерии, плохо кормленные зелеными, скошенными на корню овсом и рожью, не выдержали тяжелых переходов и падали массами: в несколько дней их погибло до десяти тысяч. Обозы безнадежно отстали—и французская армия после всех сложных и дорогих приготовлений с первых переходов начала голодать—и грабить. Население—те самые литвины, на сочувствие которых, со слов польских помещиков, так надеялись во французской армии—бежало в леса и не оказывало никаких услуг. В довершение, французский штаб страшно путался в незнакомой стране—несмотря на то, что все меры опять-таки и здесь были приняты: в распоряжении Наполеона была подробная русская карта официального издания; по его приказанию, она была перегравирована и роздана во все полки: но русская официальная карта была так плоха, что пользование ею приводило к самым отрицательным результатам.

В конце концов первая армия отступила от Вильны к Дриссе благополучно—и так быстро притом, что неприятель на несколько дней был потерян из виду, и пришлось отправлять специальные разъезды, чтобы напасть на его следы. Правда, благодаря этой быстроте была брошена большая часть обозов, но это было еще лучшее, что могло случиться. План Фуля практически был уже упразднен событиями—вторая армия была безнадежно отрезана от первой французами, и о ней в Дриссе имели еще менее точные сведения, чем о положении неприятеля. Поэтому совершенно независимо от удобств или неудобств несчастного лагеря при Дриссе, держаться в нем не имело ни малейшего смысла. Так как император не мог отступить—это было ниже его достоинства—то Александр Павлович поспешил уехать из армии в Москву—воодушевлять население: больше ему, действительно, ничего не оставалось. А Барклай, незадолго перед тем писавший Багратиону, что он надеется, что „бог помилует нас от отступлениями назначив ший генеральное сражение под Свенцянами (близ Вильны)— Барклай должен был взять на себя бремя непопулярности и приняться за руководство дальнейшим спасением первой армии от Наполеона.

Comments are closed