Упрощение войны

Война упростилась до последней степени: французы бежали, как только хватало сил; уже в первые дни по выходе из Москвы у них был недостаток в продовольствии; вся кавалерия свелась к четырем с небольшим тысячам человек; разложение армии шло в ужасающей прогрессии,—вестфальский корпус, который шел в голове всех войск, т.-е. дальше всего от неприятеля, за два дня потерял отсталыми 8% своего состава. Кольцо, которое надеялся разорвать Наполеон, должно было стягиваться все туже и туже. Если ему все-таки удалось разорвать его в последнюю минуту, то этим он был обязан исключительно русским генералам. Прежде всего Кутузов, все продолжавший видеть перед собою победителей при Аустерлице, никак не мог освоиться с мыслью, что он теперь сильнее Наполеона. Под Малоярославцем он уже отдал приказ об отступлении, когда узнал, что отступает его противник. Под Вязьмой он мог прийти на поле битвы со всей армией, но оставил всю тяжесть боя на плечах передовых отрядов—с очевидной целью, в случае неудачи, отделаться возможно дешевле. Даже когда Наполеон бросил Смоленск, что уже само по себе было явным доказательством полного расстройства „Большой армии“, наполеоновская гвардия казалась Кутузову очень страшной, и он не решился стать ей поперечи дороги, ограничиваясь добиванием по частям остальных французских корпусов. Только потом, как бы раскаиваясь, что он не решился дать сражение Наполеону, он изобразил эт0 Дело (под Красным, 5 ноября) генеральным сражением в своей реляции. На дальнейшем марше Наполеон значительно опередил русскую армию—так что кульминационный пункт бегства „Большой армии", переправа через Березину, прошел совершенно без участия Кутузова; только его авангард был свидетелем—но не участником, боя. Здесь судьба Наполеона была в руках гр. Витгенштейна (командира корпуса, защищавшего Петербург) и Чичагова (командовавшего дунайской армией). Отношения этих двух генералов весьма напоминали отношение Барклая й Багратиона под Смоленском; оба весьма не желали сблизиться,—особенно Витгенштейн не желал соединяться с Чичаговым, опасаясь попасть к нему под команду.

Comments are closed