Великий князь

Великий князь не допускал и мысли о том, чтобы начальником штаба при нем был подобный человек: а кроме того, он собирался быть главнокомандующим не на словах только, а и на деле—непосредственно руководя всеми действиями войск, до мельчайших подробностей. Генерал, имеющий собственный взгляд на вещи, уже по одному этому в начальники штаба ему не годился: подысканный для этой роли Николаем Николаевичем старик Непокойчицкий, бездарный и безличный, всю жизнь проведший в военных канцеляриях, соответствовал цели гораздо лучше. Непокойчицкий в одном был похож на Мольтке: он точно так же любил и умел молчать; но этим все сходство и ограничивалось. Молчаливость не мешала ему, однако же, прекрасно устраивать свои личные, материальные дела. Благодаря его влиянию, все продовольствие армии было передано в руки товарищества, один из главных распорядителей которого, Грегер, был „старым знакомым" Непокойчицкого 2). Пользуясь таким влиятельным покровительством, „товарищество" систематически морило голодом солдат, которых выручало только изобилие местного провианта да часто попадавшие в русские руки турецкие магазины. Великий князь – главнокомандующий знал об этом, но. ничего не предпринимал. Так как стратегическое познания и способности Непокойчицкого были, однако же, слишком очевидно недостаточны, к нему был приставлен, в качестве знатока военного искусства, бывший профессор военной академии Левицкий, суетливый и раздражительный человек, обладавший, по-видимому, только одним талантом—быстро становиться непопулярным в любой среде. К концу кампании не было человека, о котором больше ходило бы в армии анекдотов, чем о Левицком,—и все они были одинаково мало для него лестны.

Не трудно себе представить, чем могла быть, под таким руководством, главная квартира действующей армии—руководящий центр всей кампании. „Нельзя сказать, чтобы у нас процветал порядок", писал вскоре после перехода через Дунай один очевидец, — сам притом бывший одним из крупных чинов этой самой главной квартиры. „Телеграфу—непосильная работа: он так завален высочайшими и великокняжескими депешами, что даже служебных телеграмм не может передавать своевременно. Приказания посылаются без соображения с временем, необходимым для получения и исполнения. Масса лиц, состоящих без определенных занятий при обеих главных квартирах а), только мешает тем немногим, которые обременены делом выше головы. А между тем, тех управлений, которые нужны для правильного и безостановочного хода дела, нет налицо; даже V, полевого штаба еще где-то позади, а полевого казначейства, управлений интендантского, почтового и телеграфного до сих пор нет" (не забудем, что это пишется два слишком месяца спустя после начала войны!).

Comments are closed