Власть Шамиля

Власть Шамиля (как ранее Магомета) была чисто-демократической, основанной на признании и избрании, притом на признании и избрании не какой-нибудь привилегированной группы, а всего народа. Ей не приходилось вымогать себе повиновения—когда дело до этого дошло в 50-х годах, пробил последний час имамата. И в то же время эта власть не считалась ни с какими родовыми и племенными перегородками; на место пестрого обычного права она ставила одно право, общее для всех мусульман—ш а р и а т, толкуемый и применяемый духовенством: муфтиями и кадиями. На место рода она ставила приход—и решение приходского кадия заменяло все способы суда и расправы, какие знал родовой быт. Уже из этой правовой реформы ясно, что под оболочкой религиозного переворота крылся переворот социально-экономический: смысл этого последнего вскрывает нам одно мелкое постановление шамилевского низама, требовавшее от правоверных, чтобы они при расчетах между собою принимали серебро русского (тифлисского) чекана. Если бы мы и не знали о финансовой организации Шамиля, одного этого было бы достаточно, чтобы не считать имамат ни только религиозным учреждением, ни только временной импровизацией ради ближайших военных целей. Он отвечал высшей ступени экономического развития, достигнутой тогда горцами, и интересам наиболее передовых горских групп: не даром из черкесов, например, его приняли первыми те самые племена, которые только что пережили демократический переворот — шапсуги, абадзехи и натухайцы.

Опиравшаяся на денежное хозяйство система имамата выработала военно-финансовую организацию, далеко превосходившую все, что до тех пор знали горские племена. Набеги на русские владения, которые теперь стали регулярным приемом военных действий, также были использованы с финансовыми целями—со всей добычи известная доля аккуратно поступала имаму. На эту финансовую систему опирались военно-административная: все подчиненные Шамилю области были разделены на „наибства“. и каждый наиб обязан был являться на войну с определенным количеством боевых сил, до известной степени правильно организованных,—разделенных на сотни и т. п. мелкие отряды. Шамиль, отчасти под влиянием попадавших на его службу мусульман – иностранцев, несомненно носился с мыслью создать для противодействия русским нечто в роде регулярной армии.

Comments are closed