Вмешательство в дела бухарского эмира

Любопытно, что истинного масштаба своих успехов тогда не представляли себе даже и победители. На вмешательство в дела бухарского эмира Черняев в первую минуту ответил предложением поделить Кокан между Россией и Бухарой. С Ташкентом он тоже не знал, что делать, и предполагал обратить его в самостоятельное ханство, под опекой России. Такая скромность ободрила злосчастного бухарского государя, и он решился „предъявить свои права". Он серьезно вообразил, что с ним будут считаться, как с равноправной стороной, и отправил в Петербург посольство—договариваться непосредственно с Александром II. Посольство не поехало дальше первого русского города, где его заключили под стражу. Одновременно, в виде репрессии за обнаруженную эмиром строптивость, были посажены в тюрьму. все бухарские торговцы, какие нашлись в русских и занятых русскими коканских владениях. £)мир ответил

арестом русских торговцев и посланцев ген. Черняева, находившихся тогда в Бухаре, и стал готовиться к войне. В общем, однако, он был так мало воинственно настроен, что одного движения вперед русских войск оказалось достаточно, чтобы склонить его на уступки. Война затянулась, отчасти благодаря климатическим условиям, задержавшим наступление Черняева (дело было зимой), главным же образом, потому, что местные русские власти (сменивший Черняева Романовский и главный распорядитель всего дела Крыжановский, тогда оренбургский генерал-губернатор) вовсе не желали мириться. Им нужны были „блестящие победы", которые показали бы, что и после Черняева остается еще кое-что сделать. Ожидания их не замедлили оправдаться: при Ирджаре, 20-го мая 1866 года, армия эмира была совершенно уничтожена. После этого Бухара была согласна на все, но русские были уже ни на что не согласны. От эмира потребовали уплаты контрибуции в такой срок, который для небогатой наличными деньгами бухарской казны являлся совершенно непосильным. Один бухарский город переходил в русские руки за другим, и конец военным действиям положила только новая зима: тут припомнили неудачу Черняева и вернулись домой.

Ряд „блестящих побед" Крыжановского завершился довольно неожиданно миром, несомненно, гораздо более выгодным для Бухары, чем следовало бы, судя по русским реляциям

о    ходе войны.

Comments are closed