Восстановление высшего сословия

„Из этого очевидно, что если опять, в связи с военными успехами, мы не будем стараться теперь же обессиливать самое начало, из которого сложился мюридизм, то должны будем постоянно ожидать, что рано или поздно мюридизм снова, под влиянием того иди другого имама, подымет голову при первой возможности и вновь разрушит все наши усилия к умиротворению края. Чтобы достигнуть этого естественным путем, надобно прежде всего стремиться к восстановлению высшего сословия там, где сохраняются еще более или менее следы его. и создавать его действующим в Империи порядком там, где оно не существует. Таким образом, по мере восстановления дворянства, правительство будет иметь в нем лучшее орудие к ослаблению исламизма". В чрезвычайно характерной связи с этими общими взглядами победителя Шамиля стоит его проект—обезвредить бывшего имама и даже использовать его в интересах русского правительства, превратив его самого. в помещика. „Если бы ловкими дипломатическими действиями внушить мысль султану дать Шамилю в своем владении пустопорожние земли для колонизации кавказских выходцев,—писал Барятинский Милютину (в конце 1861 года).—и вместе с тем при отпуске Шамиля обязать его словом помогать. а не вредить власти государевой на Кавказе, то я почти уверен, что он всеми мерами будет стараться исполнить обещания и затем с радостью устроит крымских и кавказских переселенцев в Анатолии или т. п. Он непременно сумеет привлечь к себе большое переселение" 1). Западный Кавказ мог бы дать автору очень убедительный пример того, что одной феодализации страны еще мало, чтобы обеспечить ее покорность.—и что возрождение дагестанского дворянства (всегда, нужно это помнить, неизмеримо более слабого, чем черкесское) в лучшем, для русских, случае, могло бы помочь дезорганизации господства Шамиля, но не организации русского господства. Пока, однако, шла война, политика кн. Барятинского. в ряду прочих благоприятных для русского правительства условий, вбивала в систему Шамиля лишний клин: и в этом случае оказывалось возможным опираться не только на лезгинскую аристократию, но и на чеченскую демократию.

Comments are closed