Возмущение малоазиатских греков против турецкого султана

Если возмущение малоазиатских греков против турецкого султана и можно было с натяжкой не считать революцией, то организация восстания австрийских славян против их императора, несомненно, была „революционным действием". Тем не менее, Погодин не только не попал в Вятку или куда-нибудь еще восточнее, а получил даже высочайшую благодарность „за верноподданническую откровенность1: так далеки мы были от тех времен, когда циркуляры министерства народного просвещения предписывали всем профессорам обличать злокозненность панславизма. Прямо, однако же, последовать советам Погодина было неудобно: нейтралитет Австрии, хотя бы враждебный, был все-таки лучше войны с нею. По существу же, он не говорил правительству ничего нового: оно само давно держалось линии, весьма близкой к проектам Паскевича и Погодина. Очень возможно, что „письма" последнего были вдохновлены правительственной инициативой. Еще в марте графиня Блудова писала ему из Петербурга: „Два слова прибавлю—насчет Боснии. Там Ковалевский с некоторою тысячей успел -много сделать. Он подготовил все. Должны были на-днях ехать отсюда к нему в Черногорию два артиллериста, но все откладывают! Если, однако же< доедут, то по всему вероятию, скоро завяжется дело— на несколько времени хватит того, что дано“. Блудова прибавляла, что все это сделается с разрешения государя, но „только неофициально": этих вещей официально и нельзя делать, потому что „тогда они не удаются"2). Одновременно с Ковалевским был отправлен в Сербию Фонтон, советник нашего посольства в Вене, и особый агент в Грецию с деньгами для существовавшей в Афинах комиссии по собиранию средств на освобождение Эпира и Фессалии от турок. Эта комиссия—учреждение уже совершенно мятежнического характера, одна из наследниц знаменитой „этерии", в самом начале воины предлагала организовать восстание греков, еще продолжавших находиться под турецким владычеством,—под условием щедрой поддержки со стороны России оружием и деньгами. Тогда это предложение было отклонено, теперь к ней обратились, и в ее распоряжение была предоставлена значительная сумма—300.000 рублей.

Comments are closed