Всеевропейский конгресс

А когда Геккерен заговорил о восстановлении на французском престоле династии Бонапартов, Николай окончательно отказался продолжать разговор. На ясном горизонте показалось первое облачко. Оно превратилось в довольно большую тучу, когда Людовик-Наполеон осуществил свое намерение, дерзко украсив при этом свое имя цифрой III — напоминая всему миру, что он считает себя наследником своего низложенного всеевропейским конгрессом дяди.

Николай сильно агитировал против признания нового Бонапарта императором, в особенности с этой цифрой; и тут ему пришлось убедиться, что и на западе Европы он далеко не так всемогущ, как казалось запуганным им людям. Не говоря уже об Англии, даже державы старого порядка отказались присоединиться в этом случае к России—и Николай, после тщетных попыток оттянуть дело, вынужден был признать совершившуюся перемену, утешая себя, как в дни Людовика – Филиппа, словесными грубостями по адресу носителя неприятной для него цифры. Как известно, он отказался дать Наполеону III обычный в переписке между монархами титул „брата", согласившись назвать его только „другом": представитель Николая Павловича дополнил это оскорбление, объяснив, что, братьями“ его государь считает только государей „божьей милостью", Наполеон же является государем лишь ,волею народа. Но и это препирательство, живо переносящее нас во времена переговоров Грозного со Стефаном Баторием, как оно ни портило личные отношения, не было еще достаточным поводом для войны; с Людовиком-Филиппом Николай обходился ничуть не лучше (Наполеон III находил даже, что гораздо хуже), и однако же никаких дальнейших последствий это не имело.

Исходной точкой осложнений, приведших к Восточной войне 1853—1856 гг., были не личные отношения Николая и Наполеона III и тем более не „спор о ключах0 сам по себе ).

Дипломат—почитатель Николая Павловича, описавший дипломатические перипетии великой борьбы, обращает внимание, как часто в устах действующих лиц этой трагедии мы встречаем слово, рок“. Иначе они не умели объяснить себе своих собственных поступков. Этим ,роком“ была сила общественного мнения европейской буржуазии.

Comments are closed