Второе требование

Он не только отказался слушать второе требование, заявляя, что таможенные тарифы представляют внутреннее дело страны, в которое другие державы, хотя бы союзные, не имеют права вмешиваться, что принять Трианонский тариф значило бы обнаружить „слишком мало забот о благосостоянии своих подданных". Он не только продолжал пускать к себе англичан, если они являлись в наши порты под американским флагом, и позволил беспрепятственно выгрузиться между прочим беляшей части тех шестисот кораблей (сам Александр насчитывал их только сто), о которых так хлопотал Наполеон. Он сделал гораздо больше: он ответил на Трианонский декрет русским тарифом 31 декабря 1810 года, представлявшим собою 4 не что иное, как формальное объявление таможенной войны Франции.

Английская торговля уносила из России дешевое сырье и давала в обмен или золото или ценные фабрикаты. К совсем иным последствиям должна была вести торговля с Францией. В первое время после Тильзитского мира Наполеон делал попытки эксплоатировать русское сырье; но при крайней дороговизне сухопутной перевозки на лошадях, это можно было сделать только на месте. Французское правительство пробовало заказывать в России корабли—но они оказывались неважными в техническом отношении и не стоили тех хлопот, какие доставляла их переправа во Францию по морям, усеянным английскими крейсерами. Выгоднее было закупить лес, пеньку для канатов, холст для парусов где-нибудь поближе,—например, в Германии,—хотя часто все это и было русского происхождения. Стоимость сухопутной перевозки выдерживали зато лионские шелковые материи и другие предметы роскоши: но в обмен на них из России уходило не сырье, а золото. С точки зрения меркантилизма,—по старой рутине определявшего взгляды тогдашних русских финансистов, хотя бы и читавших Адама Смита,—в этом была главная причина падения курса ассигнаций. „Не надо выпускать золото из страны", учил меркантилизм: а для этого надо не пускать в страну предметов роскоши, или пускать их возможно меньше и осторожнее. Тариф 1810 года вдохновлялся в сущности теми же идеями, как и старый „ново-торговый устав“ 1667 года.

Comments are closed