Захват Туниса европейцами

Захват Туниса европейцами открыл туда дорогу не французской, а итальянской колонизации. В то время как в 1881 году в Тунисе было всего 20.000     итальянцев, в 1896 их считали уже 50.000. Но еще хуже кончилась восточно-азиатская авантюра: франко-китайская война ознаменовалась событием, совершенно неслыханным и неприятным для Франции не только в своем местном значении, но и как симптом того, что французская военная сила страдает едва ли не такими же дефектами, как и в 1870 г.

Из колониальной политики ничего не выходило,—надо было искать выхода в другом месте. Весною 1885 года кончилась политическая карьера Ферри, а год спустя один бойкий публицист, ухитрявшийся быть патриотом двух стран одновременно, и России, и Франции, уже прославлял финансовое могущество Франции на страницах „Московских Ведомостей.

А еще несколько месяцев спустя президент французской республики, отпуская с одним интимным поручением в Россию другого патриота двух отечеств, в числе прочих аргументов желательности русско-французского сближения, приводил и ту поддержку, какую могут оказать России французские капиталы. В то же самое время один мелкий банкирский дом Парижа, делавший свою карьеру на „добром согласии“ самодержавной монархии и демократической республики, стал публиковать особенно подробные и тщательные отчеты о положении русских финансов. Из отчетов, предназначенных для французской публики, вытекало, разумеется, что у нас все обстоит более чем благополучно ).

Зверь бежал в данном случае на ловца. До сих пор роль придворного маклера по части заграничных займов играли в России берлинские банкиры. Их клиэнтелой была немецкая буржуазия. Но немецкому капиталу было достаточно дела у себя дома, чтобы идти за границу на слишком льготных для Этой заграницы условиях. К тому же колониальная горячка была своего рода эпидемической болезнью, переходившей из страны в страну: как-раз во второй половине восьмидесятых годов первые пароксизмы этой болезни начинали чувствоваться уже в Германии. Различные экзотические бумаги пользовались на берлинской бирже гораздо большим фавором, чем русские. Обострение политических отношений из-за Болгарии докончило дело.

Comments are closed