Политологи о перспективах Социал-демократического союза

Сегодня объединяться партии заставляет не всегда идеологическая общность, а чаще необходимость удержаться на плаву и укрепить свои позиции на выборах разного уровня. По новому избирательному закону, для получения права участвовать в выборах партия должна состоять не менее, чем из 50 тысяч членов, а для прохождения в Думу должна преодолеть 7% барьер. Это делает более выгодным объединение усилий партий, которые обычно борются друг против друга за голоса сходной группы избирателей. При этом приходится приводить к общему знаменателю идеологии партий, а также состыковывать интересы центральных и региональных лидеров.

Насколько прочными и долговечными могут быть такие новые политические союзы? Это покажет со временем опыт СДПР и Народной партии, недавно подписавших соглашение о сотрудничестве и взаимодействии. В будущем на основе этого соглашения планируется создание единой партии социал-демократической направленности. Ранее подобное соглашение Народная партия подписала с семигинской коалицией “Патриоты России”. Каковы шансы нового объединения, и планируемой на его базе единой партии, на прохождение в будущую Госдуму? Приложила ли к этому союзу руку Администрация президента? Эти вопросы корреспондент ПСДП.ру адресовала политологам.

Павел Кудюкин, член СДПР, руководитель Центра проблем госуправления Высшей школы экономики:
СДПР+Народная партия = кремлевский проект

- Сам факт, что решение об объединении принимается единолично председателем, без совещания с коллегиальными органами партии, уже говорит о том, что новая структура будет какой угодно, но не социал-демократической. То, что Администрация президента приложила к этому руку, несомненно. Они сейчас усиленно пытаются создавать муляжные партии разных направлений. Может быть, у них все и получится, но применение такой стратегии может плохо кончиться для страны.

Шансы на прохождения будущей единой партии в Госдуму зависят от того, как господин Сурков скомандует.

Георгий Сатаров, президент фонда “ИНДЕМ”, член Комитета-2008:
Малые политические капиталы хотят стать конвертируемыми

- Сам по себе набор фамилий говорит о том, что речь идет о персонах, управляемых из Кремля и зависимых, хотя понятно, что у них могут быть и самостоятельные стимулы к объединению. Это похоже на попытку объединить малые капиталы, чтобы получить хоть что-то значимое и политически конвертируемое. А что получится, пока непонятно. Шансы на серьезный результат невелики. Что даст присоединение семигинцев к этому проекту, пока непонятно. Как сыграет новая политическая структура, покажет время. До выборов еще больше двух лет.

Борис Кагарлицкий, директор Института проблем глобализации:
Новое объединение борется за кремлевский ярлык “лояльной оппозиции”

- В Кремле объявили тендер на замещение вакантного места лояльной власти оппозиции. Новая структура должны будет занять место “Родины”, которая последнее время отбилась от рук. Видимо, новое объединение принимает участие в этом тендере. Шансы на выборах этой структуры возрастают, если объединившихся будет больше. В виде единой партии, созданной на базе Социал-демократического союза, гудковцы и кишенинцы имеют шанс попасть в Госдуму, если совпадут сразу несколько факторов. Во-первых, если они получат вожделенный ярлык “лояльной оппозиции” от Кремля. Во-вторых, если в 2007 году все-таки пройдут выборы в Госдуму, а Путин и его Администрация еще останутся у власти. В-третьих, если новое объединение не дискредитирует себя так, что и власть уже не поможет. Попадание в эту коалицию Геннадия Семигина позиции структуры может упрочить. В любом случае, Семигин попытается с кем-нибудь объединиться, поскольку он понимает, что если будет играть отдельно, то про Думу придется забыть.

Эти игры, однако же, не имеют никакого отношения к борьбе за реальные голоса избирателей, равно как и к демократическим выборам.

Михаил Делягин, президент Института проблем глобализации:
Исход выборов решат в Алминистрации президента

- Факт попадания партии в Госдуму сегодня зависит не от избирателя, а от технологов из Администрации. Все зависит от того, смогут ли ребята убедить материальными или иными способами представителей Кремля дать им зеленый свет. Исключение из правила может последовать, если выборы у нас пройдут по революционному сценарию.

Думаю, что Администрация, скорее всего, причастна к возникновению этого объединения. Особенно показателен тот факт, что в него в скором времени думает войти Геннадий Семигин, у которого репутация человека, который даже из своей квартиры выходит по чьему-то поручению. Очень жаль, что в эту компанию попал Владимир Кишенин, потому что, по моему мнению, человек он достаточно яркий и эффективный. Если бы в составе нового союза не было СДПР, то его можно было бы назвать братской могилой, и пригласить туда все недееспособные политические силы, существующие сегодня в России: Бабурина, Глазьева, Семигина, Хакамаду, Немцова, Явлинского. И пусть бы им там было хорошо, тепло и сыро. А для удовлетворения самолюбия лидеров нужно раз в день показывать по телевизору.

Что касается, собственно, социал-демократии, то пока у нас есть КПРФ, социал-демократическая идея в России существовать не может, поскольку социал-демократы у нас, фактически уже есть в лице Зюганова и Видьманова. У них что-то есть за душой: репутация, ностальгия и т.д. А люди, пытающиеся строить социал-демократию с нуля, находятся на менее выгодных позициях, потому что о них никто не знает. Поэтому все попытки, как умные, так и не очень, проваливались раз за разом.

Михаил Малютин, председатель Ассоциации политических экспертов:
Объединение партий может возмутить их региональных активистов

- Если говорить об объединении Народной партии и СДПР, то как нельзя лучше подходит поговорка: “Два нищих объединились и решили стать миллионерами”. Если к ним присоединятся семигинцы, это уже не будет союз нищих, хотя последних можно отнести к “нищим духом”. Если перефразировать Крылова, то можно сказать: “А вы, друзья, как не садитесь, все в нашу Думу не годитесь!”

В администрации центральная проблема заключается в том, что местные технологи играют во много игр одновременно. Потом им какие-то игрушки надоедают и они предоставляют их собственной участи. Затем про эти игрушки вспоминают и начинают снова перекладывать эти “кубики” с места на место. Это может привести к непредсказуемым последствиям. Например, на Украине в результате объединения двух партий может получиться четыре, когда объединенная партия начинает разваливаться на несколько частей в результате идеологических, материальных или иных разногласий.

У нас процесс регистрации более сложен, но от такой судьбы российские политические организации тоже не застрахованы. Пока так получилось, что не было еще ни одного реального объединения двух самостоятельных партий в полностью единую структуру. В тот момент, когда начинаются игры с объединением, общность куда-то теряется. В региональных организациях активисты могут возмутиться, что их объединяют, будто картошку из мешка, ссыпая все в одну кучу без всякого их согласия. Такое верхушечное объединение способствует развалу так называемых “первичек”.

Андрей Пиотковский, директор Центра стратегических исследований:
России нужна сильная социал-демократическая партия

- Есть множество мелких партий, которые сейчас пытаются объединиться. На российской политической сцене необходима сильная социал-демократическая партия европейского типа. Очень многие беды происходили оттого, что такой партии не было. Но я не вдохновлен новой инициативой объединения СДПР и Народной партии, потому что не знаю, что общего с социал-демократической идеологией у господина Гудкова. Он бывший чекист, а про Кишенина вообще мало чего известно. Реальную социал-демократическую партию можно было бы создать с помощью революции в КПРФ. Но зюгановское лидерство не позволяет на это надеяться.

Я не думаю, чтобы администрация президента специально занималась объединением Народной партии и СДПР. У нее есть другие любимые проекты.

Оставить комментарий