Итоги саммита Россия-США глазами политологов

Итоги саммита Россия-США в Братиславе многие эксперты трактуют по-разному. Ряд специалистов считают его более успешным, чем могло бы быть. Кто-то называет этот саммит бледным и невнятным, считая наиболее любопытными возможные договоренности, достигнутые в ходе полуторачасовой встречи президентов тет-а-тет. На официальной части саммита не оправдались прогнозы тех, кто ожидал жесткого прессинга российской стороны. Путин ограничился подтверждение демократического курса, а Буш признал право России поставлять оружие в Сирию и вести мирные атомные программы в Иране. Но каких-то стратегических вопросов, которые могли бы определить сотрудничество двух стран в течение десятилетий, а не пары лет, даже не затрагивалось. Оценить официальные и кулуарные договоренности саммита в Братиславе корреспондент ПСДП.ру попросила политологов и политиков.

Константин Косачев, председатель комитета Госдумы по международным делам:
Разногласия в области построения демократии в России не помешают сотрудничеству России и США

- Главный результат саммита заключается в фиксации взаимного понимания по вопросу, что существующие между Россией и США разногласия не создают непреодолимых препятствий для сотрудничества двух стран там, где наши интересы совпадают. До сих пор на этот счет не было внятного понимания, более того, окружение Буша подталкивало его к увязыванию этих разногласий, будь то по вопросам демократического развития России или по делу ЮКОСа, с решением других проблем, например членства России в ВТО или в “большой восьмерке”. По итогам саммита стало ясно, что такой связи не существует. В вопросах борьбы с терроризмом, нераспространения ядерного оружия, контактов в рамках ВТО и “большой восьмерки” мы двигаемся вперед без резерваций.

Саммит был предельно конкретным. По его итогам дано более 20 поручений соответствующим российским и американским ведомствам. Я бы не стал говорить о наличии кулуарных договоренностей, потому что считаю саммит максимально прозрачным. Ни о каких сделках, неизвестных широкой общественности, мне неизвестно.

По поводу Сирии и Ирана состоялся обмен информацией, в результате которого Россия смогла дать разъяснения по претензиям американской стороны к нашему сотрудничеству с этими странами, которые удовлетворили США. Сотрудничество с Сирией и Ираном не нарушает ни одну из международных норм и является абсолютно легитимным, что и было признано Бушем.

Что касается ЮКОСа, то рассмотрение этого дела идет параллельным курсом. Американская судебная система независима даже от мнения американского президента. Поэтому я исключаю договоренности по этому поводу на саммите. У Буша по итогам разговора на эту тему на саммите сложилась своя точка зрения, отличная от навязанной ему советниками. Она заключается в том, что данное дело не носит политического характера, поэтому он и не стал его широко комментировать.

В целом саммит можно назвать стратегически успешным, определяющим отношения России и США в ближайшие 4 года.

Иосиф Дискин, политолог, сопредседатель Центра национальной стратегии:
Путин и Буш кулуарно договорились о допуске американских нефтяных компаний на российский рынок

- Не сбылись пророчества “кассандр”, которые предрекали нам после саммита кризис в отношениях с США. Прагматическая составляющая наших отношений такова, что ждать его не приходится. Параллельно предсказывался крупный скандал из-за недовольства ряда политических сил в США ситуацией с демократией в России. Но Буш решил не идти на поводу у этих кликуш. Он демонстрирует настоящего “мачо” во внутренней и внешней политике, и терпеть не может показывать свою слабость, ошибки. Устраивание громкого скандала на самом саммите по вопросу “недодемократии” в России для него, как для нормального консерватора, означало признать, что он идет на поводу у внешних критиков и открывает им двери для продолжения этой критики по другим вопросам. Но в кулуарах он мог сказать: “Володя, обрати внимание: тебя и меня давят, зачем мы будем подставляться? Скажи какие-нибудь хорошие слова о том, какой ты хороший демократ, и разойдемся. А дальше just bisness, nothing personal.”

Хотелось бы обратить внимание на появление новой и очень важной аргументации в устах Путина. Он впервые связал демократический транзит в России и в мире и стабильность. Он заявил, что демократические преобразования в государстве не должны приводить к развалу страны. Здесь он мог иметь в виду Таджикистан, который под лозунгами демократической революции устроил длительную фундаменталисткую резню и тяжелую гражданскую войну. Мы не допустим, чтобы в России произошла подобная дестабилизация.

Договоренности, которые достигнуты, были вполне осмысленны. Особенно те, которые были достигнуты в кулуарах. Самый больной вопрос о том, будут ли на российских рынок допущены американские нефтяные компании. Буш должен сообщить своим спонсорам, могут ли они рассчитывать на лавры работающей на российском рынке компании “Бритиш петролеум”. В этой сфере не может быть публичных договоренностей. Обычно все решается тет-а-тет в разговорах типа “Джордж, ты присылай конкретных людей, мы с ними поговорим”, поскольку компании частные. Такие прецеденты уже были с компанией “Лукойл”, которая является американской. В числе главных акционеров компании “Шеврон Дексак”, которая тоже претендует на выход на российский нефтяной рынок – мать президента США.

На конференции в Бельгии был дан сигнал, чтобы Путин подготовился к саммиту в Братиславе, в том числе подготовил ответы на “нефтяные вопросы”, что российский президент и сделал. В результате было озвучено, что на юкосовские перекачивающие мощности в Словакии претендует “Татнефть”.

Александр Дугин, политолог:
Американцы пощадили достоинство Путина

- Повестка дня этого саммита сформирована американцами. Ее смысл заключался в том, чтобы предупредить Россию о недопустимости дальнейшей самостоятельной политики в ближнем зарубежье, вынести ультиматум по поводу российско-иранских и российско-сирийских отношений и выразить недовольства уровнем развития демократии в России, развитием дела ЮКОСа и формой продажи “Юганскнефтегаза”. Эту повестку дня полностью удалось реализовать. Американцы все это высказали в кулуарах при подготовке к саммиту, а сам саммит немного смягчили. Путин готовился к предъявлению ему сурового ультиматума, а вместо этого его не стали оскорблять, а просто немного пожурили, пощадив таким образом достоинство нашего президента.

Если мы претендуем на статус великой державы, то после такого саммита следовало бы принимать жесткие меры, а не считать его успехом. Иначе с нами будут дальше разговаривать, как начальник с подчиненным. Сделав маленькую уступку по Сирии, нам фактически просто дали понять, где наше место. Американская политика системна, она не меняется. Буш высказался по ЮКОСу, правда, достаточно мягко, но смысл осуждения от этого не изменился. Президент США решил лично не давить на Путина, но сам факт отношения к нашей стране, как к шестеркам, не изменился. Единственное, что остается делать Путину после Братиславы, это строить большой евразийский альянс – России, Европы, Китая и исламского мира.

Виктор Кременюк, заместитель директора Института стран США и Канады:
Американцы могут не выполнить обещания, данные в Братиславе

- Я считаю, что саммит прошел спокойно и даже позитивно. На удивление получилось, что в канун саммита его риторика выглядела гораздо более грозной, чем его фактические итоги. Ожидалось, что со стороны Буша потребуется резкая критика по ситуации, происходящей в России. Но в итоге все прошло очень мирно, по-дружески.

Сами договоренности, о которых официально сообщили, достаточно поверхностные. Еще конференция ООН призывала обмениваться данными по продажам оружия, то, что это решили делать сейчас, не является прорывом. Американцы пообещали, что будут помогать во вступлении России в ВТО, но пообещать они могут, а вот выполнят ли? Основная интрига была в те полтора часа, когда президенты беседовали с глазу на глаз. По-видимому, в кулуарах и были достигнуты самые интересные договоренности, которые и позволили завершить саммит на дружелюбной ноте.

Возрос элемент неопределенности в отношениях двух стран. Перед встречей ставились крайне серьезные вопросы относительно перспектив российско-американского сотрудничества на десять-двадцать лет вперед. Ответов на них не получено. Москва и Вашингтон готовы сотрудничать пока только по текущим вопросам.

Виктор Кувалдин, директор Центра политологических программ “Горбачев-фонда”:
Интересы США и России могут столкнуться на постсоветском пространстве

- В основном президенты России и США на саммите нашли общий язык, но часть самых интересных договоренностей осталась за кадром. Судя по всему, произошли размены, в частности, интересно, на что пришлось пойти российским властям в обмен на мгновенное прекращение дела ЮКОСа в американском суде, и непростое движение нашей атомной сделки с Ираном.

Хорошо, что в какой-то степени достигнуто понимание по поводу постсоветского пространства, поскольку сейчас оно выдвигается в фокус интересов России, США и ЕС то может становиться зоной столкновения, что показала ситуация в Грузии, Украине. На очереди Киргизия и другие республики, где скоро грядут выборы, а также Белоруссия. Буш постарался, чтобы возможные конфликты с Россией некоторым позициям не помешали проводить стратегическую линию внешней политики США – ориентацию на борьбу с международным терроризмом и борьбу с нераспространением оружия массового уничтожения.

Визит американского президента в Европу носил примирительный характер, имевший целью закрыть раны, которые были открыты после иракской кампании. Это распространялось и на переговоры с Россией. Но есть вопросы, от которых не могла уйти ни та, ни другая сторона. Это ведение бизнеса в России, в частности, положение иностранных инвесторов и гарантии их капиталовложений, а также направление, по которому движется неоперившаяся российская демократия. США не хотелось бы, чтобы мы двигались по дороге восстановления авторитарного режима.

По Ирану мы продолжаем сотрудничество в области ядерной энергетики, но будут предприняты меры для того, чтобы это сотрудничество никак не стимулировало развитие самостоятельной ядерной программы Ирана, которая может привести к созданию этой страной атомного оружия.

Comments are closed