Как Кремль будет консолидировать элиты?

Программное интервью главы Администрации президента Дмитрия Медведева журналу “Эксперт”, наводит на размышления о том, что кремлевская Администрация в ближайшее время формирует новую повестку дня, которая будет подразумевать укрепление вертикали власти в регионах и на федеральном уровне. Интервью содержит главную идею: России угрожает распад, если не консолидировать ее элиты. Прокомментировать это заявление корреспондент ПСДП.ру попросила политологов. Действительно ли угроза распада страны в нынешних условиях так реальна, или же выдвижение ее на первый план есть ни что иное, как попытка власти увести внимание от острых экономических и социальных проблем? Каким образом можно консолидировать элиты? На эти вопросы политологи ответили в интервью нашему порталу.

Дмитрий Орешкин, руководитель группы “Меркатор”:
Распад России может начаться с Северного Кавказа

- Угроза откола ряда регионов от России налицо. Речь идет о Северном Кавказе. Идет объективный рост идеи национальных государств на всем постсоветском пространстве. Эту фазу Западная Европа миновала два столетия назад, а теперь она занимается интеграцией.

Медведев в своем интервью сформулировал околовыборный мессидж, что России грозит распад. Прозондировав общественное мнение на реакцию на эту угрозу, власть будет считать себя вправе применять жесткие меры во имя сохранения единства. Будет повод для введения чрезвычайных либо подчеркнуто силовых мер, урезания полномочий элитных групп и концентрации их в руках одной властной группы.

После Беслана президент в качестве главного инструмента борьбы с терроризмом предложил отменить выборы губернаторов. Это подразумевает консолидацию бюрократии, но не служит сохранению страны. Укрепляя властную иерархию, чиновники верят, что укрепляют единство страны. Но это глубочайшая ошибка, потому что сейчас идет глобальная тенденция развития не вертикальных, а горизонтальных методов управления. Назначаемые губернаторы и президенты автономных республик контролируются властью, но сами не контролируют ничего, например Зязиков в Ингушетии и Дзасохов в Северной Осетии. Они контролируют элиты, властные структуры, но не реальную жизнь на всей территории своих регионов. Но мы живем не в вертикальном, а в горизонтальном пространстве. Реальное укрепление России заключалось бы в укреплении межрегиональных связей. В этом случае Ингушетии было бы невыгодно отделяться от Северной Осетии, а сейчас трения между ними постоянно усиливаются, как между Чечней и Дагестаном. Горизонтальная система не нуждается в иерархии, когда есть общая валюта, общие экономические интересы, транспортная инфраструктура. А вместо этого власть укрепляет административную надстройку, а не страну Россию. Государства меняются, а единство страны остается или разрушается, вне зависимости от строя или от властной структуры.

Я считаю, что на Кавказе ситуация будет обостряться, не исключено, что это затронет также Башкирию и Татарстан. Власть потребует от общества мандата на жесткие методы, которые использует в своих собственных интересах. Власти будет легче пилить бюджет, избегать общественного контроля и т.д.

Элиты консолидировать по вертикали нельзя, потому что у элит есть свои интересы. Им нужно создавать горизонтальную систему общения, а не изымать у региональных элит налоговую базу и переводить ее в центр. Элиты от этого сатанеют. Они смотрят в глаза президенту, виляя хвостом, но стоит им закрыть дверь, то сцепляют зубы и молчат, и точат зуб на Москву. Элиты нельзя консолидировать с помощью страха, можно только с помощью соблюдения взаимных интересов. Сейчас укрепляются интересы только питерской властной группировки. А есть еще множество других элит: региональные, масс-медийные, бизнес-элиты и интеллигенция. Они консолидируются скорее против питерской команды, чем за нее. Опасность в том, что власть понимает ситуацию, но ничего не может сделать, кроме как дальше завинчивать гайки. Это только усиливает нарастающее отторжение в элитных группах.

Страну могла бы спасти большая федерализация, перераспределение полномочий в пользу регионов. Но в этом случае питерская жесткая властная группа оказалась бы никому не нужна. В результате недовольство регионов может вылиться не просто в желание экономической независимости, но независимости государственной. То есть может быть повторен сценарий распада СССР, но в несколько ином виде.

Борис Кагарлицкий, директор Института проблем глобализации:
Медведев претендует на лавры Суркова

- Интервью Медведева производит шизофреническое впечатление. Человек одновременно сообщает, что у нас все в порядке и под контролем, и о том, что страна на грани распада. Возникает сразу вопрос: где-то он врет. Или у нас не все под контролем, или контроль такой, что довел Россию до угрозы распада. Или в Администрации считают, что Россия способна оставаться целостной лишь в режиме ручного управления. У Кремля нет четкого видения того, что происходит со страной сегодня, и что ее ждет завтра. Такую позицию могут занимать лишь люди, которые живут только настоящим, прерывание которого будет катастрофой.

Консолидация большей части элит произошла с приходом к власти Путина. Но она не удалась, что связано с противоречиями в экономической среде. У нас слабые стимулы для экономического развития, поскольку господствует сырьевой капитализм. Правящий класс потребляет ресурсную базу, оставшуюся от СССР. Чем меньше остается, тем слабее консолидация элит, потому что каждый хочет урвать себе кусок.

Медведев пробует себя на роль самостоятельного политического игрока. До сих пор его таковым не воспринимали, а бегали к Суркову и к Сечину. Теперь появляется еще одна дверь, куда могут бегать за одобрением и финансированием шустрые политтехнологи и политики. Интервью Медведева является мессиджем именно этой группе элит, завуалированным приглашением пообщаться лично.

Переформатирования политического поля на федеральном уровне пока вряд ли стоит ожидать. Если “Единую Россию” сейчас начнут дробить на правый, левый и центристский фланг, то будут потеряны те остатки управляемости, которые есть сегодня. Если такое дробление будет, то получится оно карикатурным и фиктивным, потому что вместо одной партии появятся три, которые ничем не будут отличаться друг от друга. Между этими партиями начнется склока, которая поглотит внимание деятелей в Администрации. Потому что каждая из группировок попытается доказать свою верность и преданность. Одна группировка будет чернить другую. Уличная драка, в которую сейчас уже вовлечены “Родина” и ЛДПР, подконтрольная властям оппозиция, может превратиться из игры с двумя элементами в игру с множеством элементов.

Проект консолидации региональных элит называется административная реформа. Укрупнение регионов необходимо, потому что сложились региональные кланы, которые настолько плотно сидят на ресурсах, что не могут быть заинтересованными в каком-то развитии своих регионов. Тот метод, которым ведется административная реформа, включает механическое укрупнение округов во главе с назначаемыми губернаторами. Эта схема не только не решит проблемы, но и усугубит их.

Анатолий Беляев, политолог, руководитель Аналитического управления Центра политической конъюнктуры России:
Война элит уже в самом разгаре

- В Администрации президента забеспокоились не столько о сохранении России, сколько о сохранении правящего режима, кризис которого, тем не менее, может привести и к кризису российской государственности . Режиму может угрожать выход элит из состояния лояльности, а также социальная напряженность в обществе. Элиты уже сейчас делят сферу влияния между собой. Основное противостояние идет между “питерской группировкой”, выходцами из силовых структур и “старомосковской” группировкой, так называемыми олигархами. Также внутри правительства идет борьба премьера – “кейнсианца” с питерскими “либералами”, которых представляют Кудрин и Греф. Эта борьба идет как за собственность, так и за выбор стратегии развития страны, который подразумевает и господство одной из номенклатурно-политических группировок. Объектами борьбы являются не только активы ЮКОСа, но и лесной комплекс, и металлургическая промышленность, и рынок связи. Но после дела ЮКОСа жесткие формы противостояния приторможены, потому что вся элита напугана возможными последствиями оранжевых революций, которые случились уже в соседних государствах, и которой не исключают в России.

Вопрос о консолидации элит правомерен, поскольку между ними идет борьба, но присутствует общий испуг столкнуться с социальной нестабильностью. Об этом заговорили именно сейчас, потому что многие партии сейчас вступают в подготовку к предвыборной стадии. Они пытаются “застолбить” за собой социальные площадки, определиться с электоратом. Идет активный поиск программ, а еще более важно – кандидатур, которые можно было бы выдвинуть на пост президента страны в 2008 году. Вопрос в том, какая из элитных группировок либо выдвинет своего кандидата, либо поучаствует в судьбе преемника, решается уже сегодня.

На партийном поле также наблюдается острая конкуренция. Сейчас наблюдается вакуум на месте правой партии. Старые правые не имеют шансов пройти в Думу. Нужны новые лица, возможно, они будут взяты из ряда правоориентированных политиков “Единой России”. Левые (КПРФ, Родина, семигинцы) становятся оппозицией более системной, достаточно управляемой Кремлем. Зюганова посадили на крючок после того, как произошел скандал с делением имущества КПРФ и в ходе битвы за этот бренд между ним и Семигиным. Главе КПРФ дали понять, что если возникнут проблемы, то Минюст может пересмотреть свое решение, и отдать бренд КПРФ более лояльным Администрации людям.

На фоне, когда власть постоянно говорит о крупных золотовалютных резервах России, о внушительном стабфонде, а массы людей сталкиваются с элементарными проблемами в виде изношенных коммуникаций в домах, то доверие к власти резко падает. Грамотная оппозиция могла бы использовать эти народные настроения, но существование нелояльной себе оппозиции Кремль допускать не хочет.

Возмущение региональных лидеров вполне естественно. У них в результате реформ отобрано не только влияние и возможность участвовать в политической жизни, но и самое главное – финансы. Поэтому не удивительно, что они недовольны центром. Примером такого открытого недовольства могут служить недавние заявления Шаймиева, уже после его назначения на пост губернатора президентом Путиным.

Сейчас большинство губернаторов еще избранные. Но постепенно идет процесс замены избираемых глав администраций на назначаемых чиновников. Поскольку такого чиновника всегда можно снять, ему можно доверить и больше полномочий. Но этому сопротивляется Минфин и другая либеральная номенклатура, которая боится перераспределения бюджетов. Мне кажется, что по мере приближения к выборам и увеличения количества назначенных губернаторов будет решаться вопрос с перераспределением экономических возможностей в пользу регионов.

Сергей Марков, директор Института политических иссследований:
Интересы элит должны отвечать интересам России

- В интервью Медведева сказано не столько то, что Россия под угрозой, сколько то, что она сталкивается с новыми вызовами, имеющими серьезное значение для ее дальнейшей судьбы. Чтобы ответить на эти вызовы, необходимо обладать качественными элитами, которые необходимо сплотить и переформатировать. Интересы элит должны отвечать стратегическим интересам России.

Думаю, что в ближайшее время будет происходить перевоспитание элиты, а процессе которого будут отсекаться те элиты, которые избрали путь вызова суверенитету страны, такие как Березовский, Невзлин и т.д. До сих пор с ними связан ряд политиков, и даже из-за рубежа они продолжают влиять на политическое поле России.

Для консолидации региональных элит будут использоваться Законодательные собрания.

Выступление Медведева – начало диалога с обществом. Власть наконец пошла на диалог, объяснила свои действия. Мысли Медведева нужно воспринимать не как приказы, а как информацию к размышлению.

Павел Данилин, политолог:
Кремль выбьет зубы тем элитам, которые начнут грызню

- Угроза распада России стала реальной, начиная с 1991 года. Ельцинское время, парад суверенитетов, практически отколовшаяся Чечня, пауперизация целых регионов – вот лишь некоторые признаки этого. В угаре 90-х годов российское общество мало обращало внимание на то, что Россия уже не империя, что она съежилась до границ середины XVIII века. А тема суверенитета нашей страны вообще не входила в политический дискурс того времени. Но это и понятно: суверенитет России тогда был ограничен Вашингтонскими указаниями.

Путин, придя к власти, в первую очередь озаботился вопросом восстановления суверенитета, строя плохую ли, хорошую ли, но вертикаль власти. Кстати, именно того, что Россия в полной мере восстановила свой суверенитет на международной арене (хотя мы и являемся второстепенной державой), нам не могут простить многие западные влиятельные персоны и организации. Этим, в частности, обуславливаются и нападки на якобы “недемократичную политику” Путина. Хотя, если сравнивать то, что происходит сейчас со временами Ельцина, то у нас – расцвет демократии.

Но ельцинская эпоха принесла многим и на Западе и в России слишком большие выгоды, и отказываться от них никто не собирается. Соответственно, давление на Россию возрастает в прогрессии. Пока “давить” проще извне, и это делают из Украины, из Грузии, из Прибалтики. Внутри страны ситуация стабильнее, однако и здесь проблем очень много. Монетизация, отсутствие вертикальной мобильности, по-прежнему высочайшая бедность. Наша стабильность – это стабильность канатоходца, замершего над ареной. А со всех сторон смотрят и подспудно ожидают, что мы рухнем.

Для сохранения России безусловно, необходимы качественные и сплоченные элиты. Именно они делают политику. В начале 90-х в элиту попали трусливые ворюги-предатели. Сейчас наша элита тоже не блистает моральными качествами, однако сохраняет одну объединяющую особенность, на которую указал Дмитрий Медведев – вся элита внешне абсолютно лояльна президенту России. И эта внешняя лояльность дорогого стоит. Но за пазухой у многих представителей элиты есть свой камень. Кто-то держит его для “питерских”, кто-то для “лужковских”, кто-то персонально для Шаймиева, Рахимова, Зязикова и других. И руководитель администрации президента абсолютно четко дает понять элитам: если вы сейчас начнете грызню, мы выбьем вам все зубы, потому, что ваша грызня может стоить будущего России.

Что касается партстроительства, то я не считаю этот вопрос особенно важным. Да, грядут перемены в “Единой России”, я могу предположить, что если удастся план Администрации, из нее создадут две партии – центристскую и правую. Но загонять элиты в эти партии не надо будет – они и сейчас уже все там. В “Единой России” присутствует правое крыло, которое очень недовольно политикой фракции в целом. Оно-то и должно отделиться. Насчет “левого” – социал-демократического крыла “Единой России”, я бы не стал говорить, ибо даже если такое крыло создадут, это будет мертворожденный проект. А так – две партии, однозначно поддерживающие президента и стоящие на центристской и правой платформах – симпатичная конструкция. Против них будут работать “Родина” и КПРФ на левом фланге. Вечная ЛДПР будет устраивать балаган, если, не дай бог, с Жириновским ничего не случится. В структуру просится еще какая-то сила “ИКС”. Пожалуй, я бы назвал ее “национально-патриотической”, так как “Родина” на это определение претендовать не имеет права. Но в каком формате эта сила будет присутствовать – непонятно. Расклад сил в таком случае будет примерное таким: Правые единороссы – 8%, центристы – 15-20%, КПРФ с “Родиной” – 25% и новая сила “ИКС” -10%. А вот что касается ЛДПР, Яблока, СПС, то вряд ли они смогут набрать больше 5%. Учитывая, что барьер будет 7%, шансы их прохождения в Думу минимальны. В этой ситуации нынешним правым – Яблоку и СПС, место на политической свалке.

Консолидация элит сейчас происходит всего лишь вокруг фигуры президента. И это страшная угроза для России, и в Администрации президента это осознают. Президенты имеют обыкновение уходить. А страна остается. И может быть, это заявление – сигнал для элит: войти во власть и подняться по лестнице на вершину пирамиды можно только в том случае, если представитель элиты полностью разделяет идею о главенстве суверенитета России и недопущении ее распада. Любой представитель власти, который своими действиями и заявлениями играет против этих двух основополагающих идей, должен быть сброшен вниз. Хотелось бы в это верить.

Максим Дианов директор Института региональных проблем:
Без национальной идеи элиты не консолидировать

- Когда Медведев в своем интервью говорит об угрозе распада России, то он реально оценивает ситуацию. Консолидация элит, о которой говорит Медведев, возможна в двух случаях: при жесткой вертикали власти, когда все элиты отчитываются перед вышестоящими элитами. Так было при Сталине или при царе. Так происходит и сейчас, планируется, что будет происходить после введения системы назначения губернаторов. Второй вариант это демократическая форма передачи власти. Но при обоих вариантах должна присутствовать национальная идея и некая идеология. Но сегодня национальной идеи нет. В советские времена элиты консолидировались под лозунгом построения коммунизма. И никакие альтернативы: от социал-демократии до либерализма страну не интересовали. Экономическая стабильность у нас есть, но на низком уровне.

В свое время у Бурбулиса была попытка создать некую идеологию, но у него ничего не вышло. Национальную идею во времена Ельцина искусственно создать за 2 месяца тоже не получилось. Она должна созреть в обществе, а не быть придуманной в недрах кремлевской Администрации. Государство может либо быть объединено сверху силой, либо идеей, которая бы охватила массы.

Идея путинской Администрации сегодня не в том, чтобы сохранить государство. Никогда в истории ни одно государство не выживало, ставя перед элитами задание сохранить самое себя.

Comments are closed